Функциональная  классификация эвфемизмов с позиции говорящего

В связи с появлением тенденции к огрублению речи, возникает необходимость функционального описания эвфемизмов. Предпосылки функционального описания мы находим в работах М. Л. Ковшовой, которая изучает  природу эвфемизмов с точки зрения коммуникативных функций, выполняемых данными единицами. Исследователь отмечает, что основное коммуникативное назначение эвфемизма – «непрямой способ именования чего-либо, выполняющая функцию смягчения речи, своеобразной речевой игры» [Ковшова, 1970].

С помощью эвфемизмов речевой носитель стремится замаскировать предмет речи или свою оценку, делает попытку ухода от правовых и этических рисков. В настоящее время становится актуальным функциональное исследование эвфемизмов, их классификация на основе той функциональной нагрузки, которую эвфемизмы несут в деятельности говорящего и слушающего. Имеющиеся классификации, выполненные с позиций имманентной лингвистики, не покидают границ «микроструктуры» языка, соответственно, не могут, на наш взгляд, охватить весь спектр исследуемого явления: не могут описать эвфемизм во всей его функциональной полноте [Ковшова, 1970;  Крысин, 1989; Куркиев, 1977; Ларин, 1961; Москвин, 1999; Санников, 2002;  Сенечкина, 2006;  Шмелёв, 1979].

Принцип функциональной классификации состоит в том, что эвфемизмы подразделяются на группы, соответствующие различным коммуникативным установкам и коммуникативным реакциям говорящего и слушающего. Соответственно, в классификации мы выделяем зону говорящего (Г) и зону слушающего (С), условным обозначением которых, мы будем пользоваться в дальнейшем.

Функциональная  классификация эвфемизмов с позиции говорящего

  1. По способу преодоления табу:

1)  Нетабуированные эвфемизмы, заменяющие нетабуированные слова;

2)  Табуированные эвфемизмы, заменяющие табуированные слова;

3) Нетабуированные эвфемизмы, заменяющие табуированные слова (дисфемизм);

4) Табуированные эвфемизмы, заменяющие нетабуированные слова.

  1. По степени интенциональной нагруженности:

1)  интенционально ненагруженные (автоматические);

2)  интенционально нагруженные, среди них по типу интенции:

а) с целью ухода от правовых  и этических рисков;

б) с целью усиления образности и суггестивности  речи.

III.   По способу корреляции между языковым знаком и денотатом:

1) явные;

2) перверсные;

3) затемненные.

Функциональная  классификация эвфемизмов с позиции слушающего

С1       По степени вычленимости в потоке речи, то есть степени потенциальной идентификации как эвфемизма:

  1. По способу корреляции между языковым знаком и денотатом:

1) непрозрачные;

2) прозрачные.

III.    По типу герменевтической опоры:

1) прецедентные;

2) непрецедентные.

Классификация с позиции слушающего коррелирует с классификацией с позиции говорящего, что является вполне закономерным: коммуникативный акт представляет собой конструктивные взаимодействия говорящего и слушающего, посылы и реакции которых  являются взаимными, но эта взаимная реакция качественно принципиально может быть разной, так как она целиком подчиняется изначальной стратегии говорящего и качествам слушающего (коммуникативным способностям), обстоятельствам коммуникации.

В рамках настоящей статьи мы намерены описать результаты исследования, проведенного с целью регистрации  частотности типов эвфемизмов в соответствии с предложенной выше функциональной классификацией. В качестве материала избрана массовая популярная газета «Московский комсомолец в Кузбассе».

В ___ номерах газеты «Московский Комсомолец в Кузбассе» за период с ___ по ___ было обнаружено 23 случая использования эвфемизмов, частотность реализации которых, можно проследить в представленной гистограмме, цветовая гамма и буквенно-цифровое изображение которой, соответствуют порядковому обозначению в классификационной модели, приведенной выше.

На данном рисунке мы видим, абсолютное доминирование типов С1.2 и С3.2 – это вычленимые непрецедентные эвфемизмы с позиции говорящего, что является вполне закономерным, так как невычленимые эвфемизмы коррелируют с автоматическими (Г2.1, использование которых также не было обнаружено). Эти типы эвфемизмов присущи разговорной речи, где не воспринимаются слушающим как эвфемистические замены пейоративов, часто такого рода эвфемизмы служат исключительно словами-связками в процессе коммуникации (слова типа блин, хз). Прецедентные эвфемизмы требуют обращения к разного рода предтекстам, например, как во фразе  «гидре срубили сто голов» (об украинском политике)). Это нечастотный тип эвфемизмов, так как обе коммуникативные стороны должны обладать определённым багажом знаний для вычленения таких реминисценций.

В пунктах Г2.2.а, Г3.3, С2.1 мы наблюдаем идеальную корреляцию с единичным отклонением, что вполне объяснимо. Интенционально нагруженные эвфемизмы с целью ухода от правовых и этических рисков, по способу корреляции между языковым знаком и денотатом,  являются затемненными и непрозрачными, что позволяет перешагнуть зыбкую границу правового риска. Данные типы эвфемизмов  не могут быть легко прочитаны слушающим и участвуют в реализации конкретной коммуникативной стратегии говорящего, желающего снизить вероятность правовой ответственности на сказанное.

Обратная закономерность  прослеживается в пунктах Г1.2, Г2.2.б, Г3.2, в данных случаях перед нами единичные и нечастотные  случаи использования эвфемизмов. Так, при использовании табуированных эвфемизмов заменяющих табуированные слова, адресант автоматически усиливает правовой риск. В данном случае,  в зоне риторизованной публичной коммуникации, во фразе «гаи потребовала обнажиться»,  говорящий заменяет рискованное в правовом плане высказывание (какое?) на еще более рискованное и эмоциональное.  Несмотря на то, что речь в данном контексте идет о регистрационных знаках, о которых мы узнаем только из контекста, автор использует очень точную, яркую, эмоциональную номинацию с целью усиления образности и суггестивности речи, что чаще всего сопутствует дисфемизации.

Классифицируя  полученные результаты с позиции говорящего и с позиции слушающего  по всем позициям классификационной модели, обнаружились  ряды сочетаемости  типов эвфемизмов с определенной частотностью повторения:

Комбинации сочетаемости Кол-во повторений
1 Г1.1;    Г2.2.а;   Г3.1;   С1.2;  С2.1;  С3.2 3
2 Г1.1;    Г2.2.а;   Г3.3;   С1.2;  С2.1;  С3.2 4
3 Г1.1;    Г2.2.а;   Г3.2;   С1.2;  С2.2;  С3.2 1
4 Г1.1;    Г2.2.а;   Г3.3;   С1.2;  С2.2;  С3.2 2
5 Г1.2;    Г2.2.а;   Г3.3;   С1.2;  С2.1;  С3.2 1
6        Г1.2;     Г2.2.б;    Г3.3;   С1.2;   С2.1;   С3.2 1
7 Г1.3;    Г2.2.б;   Г3.1;   С1.2;  С2.2;  С3.2 4
8 Г1.3;    Г2.2.б;   Г3.3;   С1.2;  С2.1;  С3.2 2
9  Г1.3;    Г2.2.а;   Г3.3;   С1.2;  С2.1;  С3.2 2
10        Г1.4;    Г2.2.а;    Г3.3;   С1.2;   С2.1;  С3.2 3

Данная сводная таблица демонстрирует случаи стабильной сочетаемости, подтверждая гипотезу о корреляции типов эвфемизмов в классификации с позиции говорящего и и позиции слушающего. Мы можем говорить о взаимозависимости между типами эвфемизмов с позиций предложенных классификаций.  Например, комбинация сочетаемости типов под номером 9 описывает эвфемизм, реализованный в высказывании: «сказал ДАМ». В данном случае перед нами нетабуированный эвфемизм, заменяющий табуированное действие  сексуального характера, то есть табуируется не слово, а его лексико-семантический вариант, одно из значений которого, относится к области сексуальных актов и в публицистическом тексте приобретает игровой момент.

А система комбинаций ненавязчиво цепляется одна за другую.

Комбинация сочетаемости типов под номером 10 описывает эвфемизм, реализованный в следующем контексте: «управляющая демократия спалилась» (о Лесном кодексе Российской Федерации). На первый взгляд, перед читателем обычная метонимия, которая не несет собой особой смысловой нагрузки, но рассматривая эвфемизмы с функциональных позиций и, обращаясь   к контексту, мы замечаем, что перед нами табуированный эвфемизм, заменяющий нетабуированное слово с затемненным значением, с целью ухода от правовых и этических рисков. В данном высказывании, смысловой характер  пожарного действия  находится на грани правовой ответственности, но,  приобретая характер эвфемизации, ловко ее обходит.

Наряду с такими повторяющимися случаями, обнаружились и единичные комбинации, которые могут быть как случайными, так и требующими дальнейшего изучения, как это представлено в  комбинации под номером 3. Во фразе «ласковые милицейские руки» нетабуированный эвфемизм заменяет нетабуированное слово. Это новый тип эвфемизмов по способу преодоления табу.  В процессе коммуникативного акта  не всякое  слово может быть табуированным, так и не всякий эвфемизм может нести собой табуированную функцию. В данном случае,   предстает перед  нами именно такая комбинация, когда рискованная,  но  нетабуированная номинация заменяется номинацией обратной по значению, другими словами, нетабуированным словом.

Выполненная классификация эвфемизмов актуальна, прежде всего, в связи с тем, что системной осью в этой классификации является модель коммуникативного акта, предписывающая каждому из типов эвфемизмов место в реализации стратегии  и тактик говорящего  и слушающего.  Реализуясь в процессе коммуникации, эти тактики приобретают или теряют свое прямое назначения, результатом  которого  выступают определенные системы комбинаций и частотность повторяемости,  подтверждение которых еще нужно прослеживать.

Литература

Ковшова, M. Л., Семантика и прагматика эвфемизмов: краткий тематический словарь современных русских эвфемизмов [Текст] // М. Л. Ковшова. – М.: «Гнозис», 2007.

Крысин, Л. П., Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. [Текст] // Русский язык конца 19 столетия. —  М.: «Языки русской культуры», 2000. – с. 384-408.

Куркиев, А. С. О классификации эвфемистических названий в русском языке. Классификация эвфемизмов по порождающим мотивам [Текст] / А. С. Куркиев. – Грозный, 1977.

Ларин, Б. А. Об эвфемизмах [Текст] / Борис  Александрович  Ларин // Ларин Б. А. Проблемы языкознания : Сб. статей, посвящ. 75-летию акад. И. И. Мещанинова. – Л.: ЛГУ , 1961.

Москвин, В. П. Эвфемизмы в лексической системе современного русского языка [Текст] //  В. П. Москвин  – 2-е изд. — М.: «Ленард», 2007.

Санников, В. З.  Эвфемизм [Текст] // В. З. Санников. Русский язык в зеркале языковой игры. —  М.: «Языки славянской культуры», 2002. — с. 462 -466.

Сенечкина, Е. П.   Эвфемизмы русского языка: учебное пособие [Текст] // Е. П. Сенечкина. – М.: «Высшая школа», 2006.

Шмелёв, Д. Н. Эвфемизмы / Д. Н. Шмелёв // Русский язык: энциклопедия / под ред. Ф. П. Филина. – М.: «Советская энциклопедия», 1979.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector