Гости из Японии

Год назад в Шахтерской правде» печаталась серия статей о русско-японской семье. Она – прокопчанка, Татьяна Батанова. Закончила в Прокопьевске школу N 11 с неплохими оценками. Училась в томском медицинском университете.

Занималась научной работой в Новосибирске, что позволило ей принять участие в 2001 году в международной научной конференции в Праге. Там она познакомилась с коллегой из Японии – молодым ученым, молекулярным биологом Ясухиро Такасима. Далее три года электронной переписки, короткие и нечастые приезды Ясухиро. Через три года он приглашает россиянку в гости в Японию встретить там Новый год. В этот приезд молодые ученые принимают решение – пожениться. Свадьбу сыграли в Новосибирске. А жить было решено в Японии. Сегодня у них в семье двое детей: Настя и Леша.

Раз в год на два летних месяца Татьяна с детьми приезжает в Прокопьевск к родителям. Время выбрано не случайно. Как раз в эти месяцы в той части Японии, где они живут, идет сезон тропической жары и духоты. Вынести это сибирячке очень трудно. Так что даже такому аномально холодному лету, какое было в этом году у нас в Кузбассе, она все равно рада.

Ясухиро каждый год, в конце лета, тоже прилетает в Прокопьевск и через несколько дней они отправляются в Японию. Это наша вторая встреча с семейной парой.

Гости из Японии
Гости из Японии

Ясухиро внешне изменился – сбросил немало веса. Говорит, что от сладкого отказался. Татьяна почти не изменилась. Наша беседа, как и год назад, получилась по обычному стилю – Татьяна говорила, иногда переспрашивая мужа, а Ясухиро больше слушал. За темпом беседы при своем уровне знания русского языка он поспеть не мог, но суть улавливал. Порой делал поправки, а эмоционально живо реагировал на шутки.

Новости науки

Одна из главных новостей заключалась в том, что Татьяна вернулась к научной работе, о чем она мечтала четыре года, пока была дома с детьми. Теперь она трудится в лаборатории мужа. Как выяснилось, стандарты организации и финансирования научной деятельности в Японии, как и во многих странах мира, отличны от российских.

— У нас в России, если я иду работать в лабораторию, то официально устраиваюсь работать в институт,  — рассказывает Татьяна. — Мне платит за работу в лаборатории институт. Везде за рубежом система другая. Если я устраиваюсь работать в лабораторию, то платит мне зарплату и моим боссом является профессор этой лаборатории. Например, мой босс – это Ясухиро. Он же мне и платит зарплату. Платит очень мало, так как хорошего гранта еще у меня нет.

— Это что за система грантов?

— Гранты выделяются на исследования. Ученому нужно доказать, что его направление работы перспективно, важно. В Японии получают в основном государственные гранты. Очень хорошие, большие гранты. В России ранее было много иностранных грантов. Согласно условиям получения которых, наши ученые должны были скрупулезно докладывать финансирующей стороне все подробности своих исследований.

— Так ведь это, по сути, неприкрытый научный шпионаж? Иностранцы в открытую платят деньги за информацию об исследованиях.

— Получается, что так. Но, насколько я знаю от своих бывших коллег, теперь в России это почти не практикуется.

— Чем занимается лаборатория, которой руководит Яцухиро, если не секрет?

— Ясухиро занимается токсоплазмозом. Токсоплазма, это, можно сказать, паразит. Очень часто из-за него во время беременности возникают выкидыши, врожденные пороки развития у плода. Механизмы проникновения этого паразита в клетку, в плаценту до сих пор неизвестны. Именно это Ясухиро сейчас исследует. В этом году гранты получить было крайне сложно. Из-за финансового кризиса денег на науку стали выделять гораздо меньше, чем ранее. Главный помощник Ясухиро в его лаборатории — это аспирант, кандидат наук, отличный специалист, получал много грантов. В этом году ему ничего не выделили. То есть с финансированием науке ситуация не лучшая. Я сама подавала заявку на получение русско-японского гранта. Увы, без успеха. Но в моем случае такой результат был логичен: последняя моя научная публикация датируется 2007 годом. За три года в науке многое меняется. Нужно наверстывать упущенное.

— Татьяна, а какая твоя роль в лаборатории?

— То же направление, что и у всей лаборатории – токсоплазма. Конкретно работаю над проникновением токсоплазмы в клетку. В лаборатории заняты восемь человек. Но только трое получают зарплату. Ясухиро, его помощник и я. Остальные – это студенты, аспиранты. Им выгодно работать в лаборатории, чтобы у них уже была практика. Аспиранты на основе этой работы, своих публикаций могут получить гранты у государства.

— На каком языке общаетесь в лаборатории?

— На смеси английского и японского. И мы все друг друга понимаем. Такой вот англо-японский язык.

— Ясухиро, за прошедший год на ваш взгляд какое было самое большое открытие в вашем направлении научной деятельности?

— В иммунологии, — ответил собеседник. — Было известно, что есть клетки «натуральный киллеры». А теперь открыли, что есть еще тип «натуральные помощники». Это пока еще только недавно начали исследовать, так что подробностей пока мало.

— Татьяна, вы оба теперь работаете, а с кем дети остаются?

— Дети в детском садике. Нам мэрия разрешила оставлять детей в садике не до 16, а до 18 часов. Чтобы получить это разрешения, я в мэрию предоставила документы о том, что я работаю, сколько получаю. Могли не дать разрешение, так как я получаю очень мало – 30.000 иен, то есть 300 долларов. Это настолько мало для Японии, что с меня не берут налоги. Но, к счастью, все получилось.

— Какие у вас планы теперь по работе?

— Нам не очень нравится работать в лаборатории при нашем университете. Мы бы хотели получить приглашение работать в более крупном, императорском университете страны, где уровень научной и технической базы выше. Для того, чтобы нас туда пригласили, сотрудники нашей лаборатории постоянно должны добиваться хороших грантов. Ведь гранты – это не только деньги, но и признание в научной среде. В нашем университете Ясухиро получает больше всех грантов, поэтому его высоко ценят и просят не уезжать никуда.

Новости политики

Год назад, когда эта семья гостила в Прокопьевске, в Японии произошло большое внутреполитическое событие. Даже сенсация. В этой стране существует две основных партии. В 2009 году социал-либеральная демократическая партия Японии получила большинство в парламенте, сменив консервативную либерально-демократическую партию, правившую 54 года.

Для справки. Высшим органом государственной власти и единственным законодательным органом в Японии является парламент. Он состоит из двух палат: палаты представителей и палаты советников. Палата представителей состоит из 480 депутатов, избираемых на 4 года, а палата советников — из 252 депутатов, избираемых на 6 лет. Палата советников обновляется наполовину каждые три года. Согласно конституции, парламент обладает всей полнотой законодательной власти и имеет исключительное право распоряжаться финансами. В Японии действует всеобщее избирательное право для всех граждан старше 20 лет. Выборы в обе палаты проходят тайным голосованием.

— Оправдались ли надежды японцев?

— Насколько мне известно, нет, — говорит Татьяна. – Главным пунктом избирательной компании у демократической партии Японии было добиться ухода американских военных сил из Окинавы, свернуть их военно-морские базы. Местному населению там надоели бесчинства американских солдат. Во многом благодаря такой жесткой позиции они и победили на выборах. Но потом премьер-министр нового правительства заявил официально, что сделать это практически невозможно. Люди в Окинаве были в негодовании.

Однако Ясухиро поправил, что не все японское общество за то, чтобы американского военного присутствия вовсе не было в стране. Согласно международным соглашениям, у Японии практически нет вооруженных сил. Обороноспособность этой страны гарантируется войсками и флотом США. Пока нет собственной армии, будет неразумно и опасно отказываться от помощи американцев.

Что ж, это понятно. Ведь рядом с Японией находится воинственная Северная Корея, мощный Китай… Честное слово, страшновато оказаться вдруг беззащитным. Конечно, за такую защиту Япония платит своей независимостью в политике, как во внешней, так и во внутренней. С другой стороны, Япония имеет возможность те средства, которые она тратила бы на военные расходы, направлять в иные русла. Например, в развитие технологий. Но вернемся к делам более житейским.

— Ясухиро и Татьяна, я читал, что самый непопулярный шаг, который предприняла новая правящая партия, это повышение потребительского налога. Что это за налог?

— Да, слышала, — ответила Татьяна. – Но не очень сильно в этом разбираюсь. Сейчас у Ясухиро спрошу.

— А, точно, есть такое! – поговорив с мужем сказала она. – Это налог на покупку любого товара. Раньше он был три процента, а теперь повышен до пяти. Причем каждый покупатель тут же в магазине видит, сколько денег он отдает за товар, а сколько, как налог. Например, висит цена – 100 иен. А ниже подписано, что еще плюс пять иен вы должны заплатить как налог.

— Интересная система, человек сразу видит, сколько он платит за товар, а сколько сверху. В России такого, к сожалению, нет. У нас какие-то акцизы, надбавки и так далее. Но покупатель этого не знает…

— Вот поэтому у них это повышение налога так сразу снизило популярность правящей партии. Говорят, что из-за кризиса хотят поднять налог до десяти процентов.

— Кризис все еще сказывается?

— Лучше не стало. Сокращения повсюду огромные, безработица. Если человек сокращен, то государство платит несколько месяцев пособие. В общем, как в России. Немного упали цены на все виды товаров. Но то, что было дорогим, например, мясо и фрукты, так почти и сохранили уровень цен.

Праздник ундо-кай

— По телефону вы рассказывали, что готовитесь к какому-то особому празднику…

— Это ундо-кай. Переводится как спортивное собрание. Такой праздник проходит каждый год в начале октября во всех детских садах, школах. Подготовка идет месяца три. Нам в этом году будет нелегко. Леша у нас в почти старшей группе, а Настя в младшей. У них праздник пройдет в разные дни, то есть в субботу и воскресенье. Получается, что мы будем два дня подряд сидеть на стадионе.

— Это обязательно?

— Да. Для детей. Для взрослых вроде и не обязательно, но положено. Это как в отношении отпуска на работе: положено двадцать дней, но все выходят раньше работу. Иначе осудит общественное мнение и потом уволят.

— Как проходит праздник?

— Это спортивные показательные выступления детей. Уровень очень высокий. Гимнастика, легкая атлетика, метания мяча и так далее. Победителей нет. Все одинаково награждаются подарками, медалями. Все равны.

Из России с собою

— Что везете домой из России?

— Детскую одежду. Здесь она мне больше нравится. И по качеству, и по стилю. Хотя, в Японии стиль в одежде теперь уже близок к европейскому, но национальные элементы присутствуют. Знаете, я раньше резко негативно относилась к такому элементы одежды для девочек – юбка, комбинированная со штанами. Думала, ну что за безвкусица, нелепость какая-то! А потом поняла практичность такой одежды, спустя четыре года. Дети везде сидят на полу, начиная с садика. И как девочка будет сидеть на полу в обычной юбке, ведь это будет нескромно. Теперь, когда в России вижу девушку в мини-юбке без лосин или шорт, то это вызывает у меня недоумение.

Еще везем домой мед, лекарства. В России лучше всего с лекарствами. В аптеке можно купить все, что нужно на все случаи жизни. В Японии на любую таблетку нужен рецепт врача. Это настоящая проблема. Трав насушили много полевых, лесных. Чай завариваем, пьем вместе.

— Два месяца в году ты живешь с детьми в России. По японской кухне скучаешь?

— Нет. Тут я люблю есть картошку. Вот и Ясухиро сегодня поел жареной. В Японии она очень дорогая. Продается по 4-5 картофелин в упаковке. Цена за килограмм выходит 120 рублей. То есть на всю семью дороговато жарить. Там варю борщ. Специально для этого посадили на балкончики свеклу. Ведь там ее в продаже нет, а Яцухиро борщ любит. Мясо мы почти не едим. Нам и без него нормально, не очень любим. (Молчаливый Яцухиро удивленно расширяет глаза – «это почему не любим?!»)

— Ну вот! – говорю. – Ясухиро хоть тут может вдоволь мясо и картошки поесть.

— Да! – смеется японец.

Жалко, что ему не удастся побывать на таком нашем национальном празднике, как копка картошки. Уже на следующий день после нашей беседы русско-японская семья отправилась в страну восходящего солнца.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector