Казачьи патрули

Второй год подряд в Кемеровской области по распоряжению губернатора садоводческие общества патрулируют казачьи патрули, охраняя их от расхитителей металла и воров.

Всего по Кузбассу в патрулировании садовых обществ задействовано 345 казаков, по Прокопьевску – 35. Каждый день с семи вечера и до утра дежурят по городу два патруля и один по Прокопьевскому району.

Я договорился с Александром Тагаевым, атаманом станицы нашего станичного общества «Спас» Кемеровского отдела Сибирского казачьего войска, встретиться и вместе с патрулем проехать по их рабочему маршруту.

В шесть вечера у ворот собора Рождества Иоанна Предтечи меня уже ждал казачий патруль. Сели в УАЗик и поехали. Как я заметил, оружия у казаков нет. Не полагется по закону. Но есть нагайка. Как мне позже пояснили, нагайка разновидности «волчарня». С подобными ранее ходили на волков. Предполагаю, что ее удар более чем ощутим.

— Мы уже четвертый год подряд охраняем садовые общества, — рассказывает по пути Александр Юрьевич. – Первые два года по распоряжению главы города. Он же нам помог приобрести автомобили. А теперь и область подхватила эту инициативу. В этом плане плотно сотрудничаем с милицией. Делаем совместные рейды.

— А они сами не справляются?

— Дело в том, что мы эти садовые общества лучше знаем. Знаем людей, адреса, знаем местность, как куда лучше и быстрее проехать.

— А чем еще занимаются казаки в нашем городе?

— Помимо патрулирования, мы охраняем собор, следим за порядкам на различных праздничных мероприятиях.

Тут мы проезжаем миом церкви на Зиминке. Атаман и казаки синхронно перекрестились.

— Перед рейдом мы обязательно заезжаем в отделение милиции, получаем маршрут, — продолжает атаман. – Обычно с нами едет участковый. Мы можем задержать вора, но оформить протокол и сделать все так, как того требует закон может только сотрудник МВД.

Казачьи патрули
Казачьи патрули

Подъезжаем к третьему отделению милиции на Красной горке. Утверждается маршрут. Ехать придется без участкового. Ведь я занял свободное место.

— Казачьи патрули могут оперативно отреагировать на вызов жителей, — говорит о пользе сотрудничества участковый старший лейтенант Сергей Зайцев. – Ведь они уже находятся на участке. Участковому на такой большой территории одному не справиться. А в патруле казачьем четыре человека, плюс транспорт. Это очень большая помощь нам. У них гораздо больше возможности задержать подозреваемого. И еще один плюс. При осмотре места происшествия и досмотре задержанного нужны свидетели. А где их искать особенно ночью? Казаки и являются свидетелями.

Сегодня работаем по садовым обществам Красной горки. Вначале едем по благополучному обществу. Опрятные домики, ухоженные огороды. Спрашиваю у местной бабушки, Марины Михайловны, не боится ли за свой урожай?

— Сейчас воров можно не бояться, — говорит он. – А вот как пойдет картошка, капуста, лук, то тут глаз да глаз нужен. Хоть и сторож хороший у нас тут есть, а лишний надзор не помешает. Хорошо, что сейчас у нас в обществе даже заброшенных участков нет. Кризис, все скупили. Жить-то как-то надо. Без огорода сейчас туго.

— В основном справляемся своими силами, — рассказывает председатель садового общества «Красногорское» Александр Мальцев. – Но раза четыре приходилось вызвать казаков. Я визитки с их телефонами почти всем нашим раздал, чтоб если заметили где непорядок могли сразу вызвать их.

Кстати, телефон казачьего патруля 8-923-469-7085. После 19.00 он всегда на связи, если не уехал на такой дальний участок, где и «мобильники» не берут.

Казачий уазик кружит по узеньким улочкам, прыгает по ухабам. Теперь мы на некое безымянном садовом обществе. Здесь встречаются и заброшенные участки. Домики на них досматриваются  — нет ли там посторонних.

— Есть еще такая проблема, — рассказывает атаман. – Расхитители металла поджигают домики, где перекрытии из рельс. Крыша сгорает и потом можно легко эти рельсы снять. Поэтому нам не раз приходилось и пожары тушить. Или караулить потом тех, кто за рельсами приедет.

Домик председателя общества. На вид как заброшенный, а во дворе двое неизвестных, один из которых явно не российский гражданин. А в огороде несколько тонн металлических водопроводных труб. Настоящий склад.

— Председатель сказал трубы выкопать, потом на металлолом сдать, — говорят работник. – Все по решению собрания общества.

Казаки посадили их в уазик и отвезли в милицию. Теперь с этим делом органы будут разбираться.

Постепенно разговор от дней сегодняшних перешел к истории. Оказывается, с приходим советской власти сибирское казачество пострадало более, чем их собратья в Европейской части. В Сибири было уничтожено более 90 процентов казаков. Поэтому в 90-ых у нас казачество возрождалось тяжело. Кроме того, поначалу даже хаотично и беспорядочно. Например, в Прокопьевске казачье общество начало формироваться в 1992-93 годах. Шли в его ряды все кому не лень, человек восемьсот побывали в них. Дисциплины и порядка особого не было. Именно тогда, как считает Александр Тагаев, репутация казачества в городе была изрядно подпорчена. С 2002 года установился некий порядок, самодисциплина и самоорганизация.

— За четыре последних года, что мы патрулируем садовые общества, — говорит атаман, — по милости Божьей ни одной жалобы на нашу работу от жителей не поступало.

Как выяснилось, сегодня вступить в ряды казаков на первый взгляд очень просто. Прямо как в фильме «Тарас Бульба». Помните сцену, когда к атамну заходит пришлый человек и просит принять его на Запорожскую сечь? «Приемный экзамен» был краток и прост.

«- Во Христа нашего спасителя веруешь?

— Верую, батько.

— В Святую Троицу веруешь?

— Верую, батько, верую».

Вот и все. Человек принят в общество. Примерно то же самое и сегодня.

— Главное, чтобы человек был православным, в церковь ходил, — поясняет атаман. – И принимал казачий образ жизни.

— Это как?

— Чтоб для людей жил, а не для себя. Мы принимаем человека, и год смотрим, как он живет, работает с нами вместе. Берем деньги из нашей казны и покупаем новичку обмундирование. Потом он постепенно его отработает, занимаясь патрулированием, охраной порядка, дежурством в церкви. Если человек достойный, то он через год принимает присягу.

Есть в станице традиции, которые идут из глубин веков. Например, существует четкий порядок выбора атамана. Раз в три года для этого собирается круг. На круге главный – есаулец. Он назначает приставов, которые будут следить за порядком и подсчитывать голоса. Кроме того, на круге и даже ежемесячном сходя обязательно должен присутствовать священник. Иначе любое принятое решение считается недействительным. Итак, на круге выбирают несколько кандидатов. Они выходят в центр. По очереди рассказывают, какой видят будущую жизнь станицы. По итогам голосования избирается атаман. Есаулец и приставы проверяют, есть ли крест нательный у нового атамана. Вынимают его наружу и показывают всем: наш атаман православный. Землей по лицу проводят, чтобы помнил откуда пришел. Атаман присягает на верность казакам. Потом получает по спине несколько раз нагайкой. Чтоб помнил, каков ее удар и попусту сам не размахивал.

Есть в станице свой кошевой, на вроде завхоза, казначей. Есть еще интересная традиция. Если собирается застолье, то выбирается из казаков гулевой атаман и ему вручается нагайка. На время застолья он главный и ему никто не указ. Он следит за порядком. Если кто сматерился за столом, будь хоть сам атаман, — получи нагайкой от гулевого.

Но самое грозное оружие казака – шашка. Она есть практически у каждого казака, принявшего присягу. Шашки, как и табельное оружие, имеют свои номера, зарегистрированы. Одеваются по особому случаю, в праздники. Кстати, казаки – единственные, кто имеет право с оружием, то есть шашкой, войти в церковь. Такого не позволено даже кадровым военным. Более того, в особый момент во время литургии казак должен обнажить шашку на треть, тем самым подтверждая, что готов в любую минуту встать на защиту православной церкви.

Можно было еще о многом говорить с атаманом, но время было позднее, надо было спешить по домам.

— Самое главное, что есть у казаков, — сделал на последок акцент атаман. – Это высокая способность к самоорганизации. Именно поэтому их так боялась Советская власть и так нам доверяет Церковь.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector