Компрессивные способы современного словообразования

Активные процессы в современном русском словообразовании обусловлены как собственно языковыми причинами, так и воздействием на деривационную систему фактов внешнего, экстралингвистического характера. Так, закон экономии речевых усилий поддерживается ускорением темпов жизни, динамичностью развития социальных и межкультурных взаимоотношений. Названные факторы тесно переплетаются, усиливают друг друга, в результате чего в современной речи активизируются компрессивные способы словообразования. Число созданных такими способами производных постоянно растёт, всё более расширяются сферы применения этих способов.

По словам Е.А. Земской, «компрессивное словообразование служит целям сохранения уже имеющихся в языке номинативных единиц. Оно включает разного рода сокращённые номинации». Однако следует отметить, что в сфере окказионального словообразования применение компрессивных способов открывает широкие возможности для создания новых лексем, допускающих двойное толкование и имеющих достаточно сложную семантическую структуру. Не случайно Н.И. Клушина называет использование подобных способов приёмами «сгущения» смысла.

Таким образом, под компрессивным словообразованием следует понимать узуальное и окказиональное создание новых лексических единиц на базе словосочетаний или предложений. Производные, созданные такими способами, обладают многоплановой семантикой, так как включают в своё значение семантику мотивирующих слов. Как правило, такие дериваты стилистически окрашены и свойственны разговорной речи.

К узуальным компрессивным способам словообразования обычно относят суффиксальную универбацию, аббревиацию, сращение, сложение, сложносокращённый и морфолого-синтаксический способы.

Суффиксальная универбация свойственна прежде всего разговорной речи. Производные, созданные таким способом, образуются на базе подчинительного словосочетания со связью согласование, которое строится по схеме: прилагательное + существительное. При этом определяемое существительное опускается, а к основе прилагательного присоединяются суффиксы -к- или -ик-. Например: мобильн-ик (от мобильный телефон), наёмн-ик (от наёмный рабочий), микроволнов-к-а (от микроволновая печь), автограждан-к-а (от автогражданская ответственность), повремён-к-а (от повременная оплата), выш-к-а (от высшая мера наказания), безналич-к-а (от безналичный расчёт), аморал-к-а (от аморальное поведение) и т.д. Этим способом образуются преимущественно имена существительные, причём родовая отнесённость исходного существительного не обязательно сохраняется в производном (ср.: аморалка – ж.р., поведение – ср.р., безналичка – ж.р., расчёт – м.р., но мобильник и телефон – м.р., наёмник и рабочий – м.р., микроволновка и печь – ж.р., автогражданка и    ответственность – ж.р., повремёнка и оплата – ж.р., вышка и мера – ж.р.). Суффикс —ик-, присоединяясь к исходному прилагательному, образует существительные мужского рода. При помощи суффикса —к— производятся лексемы женского рода, при этом в исходных основах нередко наблюдается усечение (ср.: автограждан(ск)ая, повремен(н)ая, безналич(н)ый, амораль(н)ое).

Аббревиация также действует  в сфере производства имён существительных. Этот способ словообразования за период своего существования в языке переживал пики и спады активности. В настоящее время он так же, как и универбация, является достаточно продуктивным. Основными сферами действия аббревиации являются деловая, научная и публицистическая речь [Русский язык конца XX столетия (1985-1995) 2000: 120]. Наряду с русскоязычными аббревиатурами (АПК – агропромышленный комплекс, ПК – персональный компьютер, АЯ – аномальное явление, КС – конституционный суд и др.) в современных печатных источниках очень часто встречаются заимствованные образования (преимущественно из английского языка). Например: VIP (от англ. very important person; читается по-разному: вип или ви-ай-пи по названию соответствующих английских букв), PR (от англ. public realations; читается пиар), CD (от англ. compact disk; читается сиди), dj или DJ (от англ. disk jockey; читается ди-джей) и др. Следует отметить, что такие аббревиатуры служат основой для порождения целых гнёзд производных слов (ср.: PR-кампания, PR-акция, PR-щик, PR-овский, PR-менеджер, PR-бизнес, PR-агентство и др.).

В разговорной речи звуковые аббревиатуры активно используются вместо имён и отчеств, а также имён и фамилий людей (АБ – Алла Борисовна, БГ – Борис Гребенщиков и др.). В рассказе Н. Горлановой «Жанна д’Арк из шестого «В», где действующими лицами являются дети, встречается образование АВЭ (на письме фиксируется произношение аббревиатуры). Исходным для этого производного является имя и отчество школьного учителя – Анатолий Васильевич.

В молодёжном жаргоне нередко встречаются омонимы к обычным аббревиатурам [Русский язык конца XX столетия (1985-1995) 2000: 124]. Имеются подобные образования и в современной поэтической речи. Так, в стихотворении А.Вознесенского «МТС» представлено три исходных сочетания для указанной в названии текста аббревиатуры, одно из которых является собственно авторским:

Раньше гений и балбес

мыслили по-сталински:

«Наша гордость – МТС –

машинно-тракторные станции».

Пришёл прогресс. И денег без

мамаша плачется, как дети:

«Нас обсчитала МТС –

мобильные телесети».

Прогресс, мамаша, – тёмный лес.

И деньги ваши не вернутся.

Читайте слоган: «МТС –

Мошенники только смеются» [выделено нами – Е.Т.].

Словообразование
Словообразование

Следует отметить, что такое толкование невольно отсылает читателя к названию известного и некогда очень популярного латиноамериканского сериала «Богатые тоже плачут». Расшифровка аббревиатуры построена на противопоставлении лексем: субстантивированное прилагательное богатые заменяется существительным мошенники, союз тоже – частицей только, а глагол плачут – антонимом смеются.

И.С Улуханов называет такой процесс дезаббревиацией, под которой понимается восстановление отсечённой части, используемое в ложных расшифровках и переинтерпретациях аббревиатур. Однако он утверждает, что такой процесс «нельзя считать словообразованием, поскольку в результате его новых слов не образуется» [Улуханов 1996: 90].

Н.И. Клушина отмечает, что в современной газетной речи одним из наиболее модных способов «сгущения» смысла является сращение [Клушина 2000: 48]. Довольно часто этот способ используется и в современной поэзии. Ср. у К. Кедрова: я вышел к себе через-навстречу-от и ушёл под воздвигая над («Бесконечная») .

Среди существительных, образованных путём сложения, особую активность в последнее время приобрели лексемы с несклоняемыми заимствованными компонентами арт, бизнес, шоу. Например: арт-бизнес, арт-тусовка, арт-шоу; бизнес-класс, бизнес-клуб, бизнес-круиз, бизнес-леди, бизнес-центр; шоу-бизнес, шоу-бизнесмен, байк-шоу и др. [Толковый словарь русского языка. Языковые изменения конца XX столетия 2001].

Сложносокращённые наименования представляют собой соединение усечённых основ двух исходных слов (или усечённой основы и целого слова). Е.А. Земская утверждает, что сложносокращённые слова тяготеют к профессиональной речи [Земская 2005а: 9]. Однако немало таких лексем и в разговорной речи. Особой активностью в настоящее время обладают модели, где в качестве мотивирующей базы выступает подчинительное словосочетание с существительным в роли главного слова и прилагательным в роли зависимого. Наиболее продуктивным в современной речи является производство существительных, представляющих собой соединение усечённой основы прилагательного с целым словом. Например: бандформирование (от бандитское формирование), госбюджет (от государственный бюджет), демлидер (от демократический лидер), демблок (от демократический блок), Евросоюз (от европейский союз), нацпроект (от национальный проект), загранпоезка (от заграничная поездка), корсчёт (от корреспондентский счёт), масскультура (от массовая культура), Агропромбанк (от Агропромышленный банк) и мн. др. Менее активно образование существительных на базе соединения двух усечённых основ: компромат (от компрометирующие материалы), спецупры (от специальные упражнения), молчел (от молодой человек) и т.д.

Субстантивация (одна из разновидностей морфолого-синтаксического способа) также представлена в современной речи. Например: малоимущие (от малоимущие люди), сотовый (от сотовый телефон) и т.д.

Не относится к компрессивным, но примыкает к ним по обусловленности теми же экстралингвистическими и собственно языковыми причинами такой способ словообразования, как усечение. Е.А. Земская называет его усечением производящей основы по типу аббревиатур (т.е. вне зависимости от границ морфем) [Земская 2005б: 290]. Производные слова, возникающие в результате действия этого способа, относятся к той же части речи, что и производящее, при этом значение слов не меняется (т.е. семантически исходное и производное тождественны). Однако производное зачастую отличается от исходного стилистической окраской и иногда системой склонения.

Такой способ словообразования возник в русском языке сравнительно недавно под влиянием западноевропейских языков. Однако в последние десятилетия он стал особенно активным, т.к. помимо экстралингвистических факторов был поддержан законом речевой экономии.

Сокращённые наименования очень популярны в речи молодёжи, так как они реализуют стремление говорящего следовать моде, а также эмоционально выразиться и выделиться среди окружающих.

В качестве производящих основ для усечённых лексем чаще всего выступают нарицательные существительные. Например: чел от человек, коммент от комментарий, упра от упражнение, прога от программа, реал от реальность, выхи от выходные, запары от запарки, депра от депрессия, препод от преподаватель, фан от фанат, туса от тусовка, комп от компьютер, перчи от перчатки и мн.др.

Как видно из приведённых примеров, исходная основа для усечённых производных может быть как нейтральной, так и стилистически окрашенной (ср. запарка, тусовка). В большинстве случаев род производящих и производных существительных не подвергается изменениям (чел, коммент, препод, фан, комп – м.р., прога, депра, туса – ж.р.). Однако иногда исходное и производное отличаются друг от друга родовой принадлежностью. Ср.: упра – ж.р., а упражнение – ср.р.; реал – м.р., а реальность – ж.р. У существительных выхи, запары, перчи трудно установить родовую соотнесённость с производящими, т.к. в контексте данные лексемы употребляются только в форме множественного числа.

Нередко в качестве базовых основ словопроизводства выступают и имена собственные. Например: Барса от Барселона, Ксю от Ксюша, Токи от Tokio Hotel (название рок-группы), Брит от Бритни Спирс (певица), Кэм от Кэмерон Диас (актриса).

Наряду с простыми наименованиями, усечению могут подвергаться и сложные основы: мульт от мультфильм, шоу-биз от шоу-бизнес. Причём в первом случае от аббревиатуры остаётся лишь одна составная часть (сегмент фильм отсекается), а во втором – усечению подвергается только второй компонент сложной основы.

Следует отметить, что усечению основ по аббревиатурному типу подвергаются не только отдельные лексемы, но и целые словосочетания. Так, словосочетание чувство юмора сокращается до начальных слогов исходных компонентов: чу ю (С чу ю у него не очень-то. Особенно если подшучивают над ним).

Е.А. Земская отмечает, что усечение производящей основы по аббревиатурному типу действует только при образовании имён существительных [Земская 2005б: 290]. Однако речевая практика противоречит этому утверждению. Так, например, довольно часто в разговорной речи и на страницах молодёжной периодики встречается сокращённое наречие оч от очень: Актёр окончательно понял, что кино – это оч весело.

Нечто среднее между усечением производящих основ по аббревиатурному типу и суффиксальной универбацией представляет собой такой способ компрессивного словообразования, при котором в качестве производящей базы для новой лексемы выступает подчинительное словосочетание со связью согласование. В результате деривации определяемое существительное опускается (как и при универбации), а прилагательное подвергается усечению вне зависимости от границ морфем. Такой способ словообразования можно назвать бессуффиксной универбацией. Например: копир (от копировальный аппарат), нал (от наличные деньги), безнал (от безналичный расчёт), экстрим (от экстремальный спорт) и т.д. Следует отметить, что в последнем примере наблюдается процесс фонемной замены гласного е исходной основы на и в производной. Скорее всего, такая мена обусловлена фонетическими причинами: в прилагательном экстремальный гласный е произносится нечётко и в первом предударном слоге слышится как [иэ].

Как отмечают исследователи, «в последнее время наблюдаются активизация неузуальных способов образования сложных слов» [Попова 2005: 104]. Среди окказиональных способов компрессивного словообразования особой активностью отличаются те, в которых используются созвучные слова и части слов. К ним относятся междусловное наложение, контаминация, графическая актуализация сегментов слова, псевдочленение и аналогическое словообразование.

Междусловное наложение (термин Н.А. Янко-Триницкой) представляет собой взаимопроникновение конца одного слова и омонимичного начала другого. Очень часто такие новообразования встречаются в рекламных текстах. Например: музыкайф (музыка + кайф) (реклама радиостанции «Europa plus»), аромагия (арома(т) + магия) (реклама кофе). В результате наложения омонимичных частей разных слов появляются номинации, включающие в свою семантику значения объединившихся слов: музыкайф – ‘музыкальный кайф’ (‘кайф от музыки’), аромагия – ‘магия аромата’. Нередко к междусловному наложению прибегают и авторы поэтических произведений. Ср. у А.Вознесенского: сюрпризрак (сюрприз + призрак), пяткипят (пятки + кипят) и др.

При контаминации осуществляется «проникновение первой части одного слова в другое и вытеснение из этого другого слова его начала» [Намитокова 1986: 135]. Например: демократура (демократ + (диктат)ура), мобилон (мобиль(ный) + (телеф)он), фруктастический (вкус) (фрукт + (фант)астический) (реклама жевательного мармелада Fruit-tella), космецевтика (косме(тика) + (фарма)цевтика) (реклама средств по ходу за кожей «BIOLOGIQUE RECHERCHE»). Так же, как и при междусловном наложении, в результате контаминации появляется сложное слово, характеризующееся скрытым присутствием в своей структуре двух исходных основ и ёмкостью семантики.

Подобные образования «известны в зарубежной лингвистике под названием телескопизмов, телескопических, телескопных слов, по сходству с телескопными трубами, вдвигающимися друг в друга» [Намитокова 1986: 137]. В современной речи по этой модели создаются слова, исходными для которых стали не две лексемы, а одна. Например: комбез (от комбинезон), инет (от Интернет) и др. Лексема комбез представляет собой соединение начальной части исходного слова и его срединного сегмента (комбинезон), а производное инет возникло в результате соединения начальной и конечной частей производящей основы (Интернет).

К контаминации примыкает  и так называемое аналогическое словообразование, при котором производное мотивируется двумя основами. Первая из исходных основ сохраняется, как правило, неизменной, а вторая подвергается трансформации – от неё отбрасывается некоторая часть и в результате остаётся сегмент, встречающийся в нескольких созвучных по финальной части словах. Например: лексема Абсурдистан (в значении ‘советская Россия’) мотивирована существительным абсурд и собственными именами с финалью –стан (ср. Узбекистан, Казахстан, Татарстан и т.д.).

Актуализация сегментов слова состоит в шрифтовом выделении частей слова, омонимичных имеющимся в языке узуальным лексемам. Чаще всего определенный сегмент в слове выделяется прописными буквами. Например: «Стань ОПТимистом» (реклама магазина «METRO»); «Не маскируйте неприятные запахи. УСТраняйте их» (реклама освежителя воздуха «Oust»); «ОтЧАЯнная БОДРОСТЬ» (реклама чая «Бодрость»), «Любовь не слуЧАЙна» (реклама чая «Принцесса Нури»), «НеобыЧАЙные рецепты» (реклама чая «Лисма»). Подобные графические выделения не только привлекают внимание потребителей, но и приводят к двойному прочтению. Таким образом, в одном слове концентрируется семантика сразу двух лексем, причем одна из них чаще всего представляет собой название рекламируемого продукта.

Следует отметить, что прописными буквами могут выделяться сегменты, омонимичные не только русским, но и английским словам. Например: «Клинское REDкое» (реклама пива с необычным красным цветом). В данном случае в прилагательном редкое выделяется часть, тождественная по звуковому составу английскому слову red (‘красный’). Такое выделение также способствует двойному прочтению: ‘пиво редкого красного цвета’.

К графической актуализации сегментов слова примыкает и так называемое псевдочленение, при котором исходное слово членится на части лишь на основе формального сходства морфем. Ср. у А.Вознесенского:

Я – семья

во мне как в спектре живут семь «я»

В этом стихотворении аффиксальная морфема (флексия [а]) в сочетании с частью корня (j) отождествляется с личным местоимением, а корневая – с омонимичным количественным числительным.

На псевдочленении основаны многие языковые игры. Например, игра в шарады, которая «основывается на том, что в слове выделяются отрезки, ничего не значащие в данном слове, но омонимичные значимым словам, вне сопоставления со значением целого, напр.: гимн, Азия – целое: гимназия…» [Янко-Триницкая 2001: 36]. Н.А. Гридина, исследуя механизмы языковой игры, отмечает, что омофоническое переразложение слов в потоке речи «создаёт возможность двоякой интерпретации смысла высказывания, что используется для передачи завуалированной информации, не совпадающей с заданным произношением» [Гридина 1996: 104]. Ср. загадку-шутку: Что делал слон, когда пришёл Наполеон? Ответ: ел траву, так как следует читать: на поле он.

Псевдочленение может осуществляться и за счёт цветового выделения сегментов слова, не равных имеющимся в нём морфемам. Подобные примеры встречаем в стихотворении К.Кедрова «Бабочка»:

земля летела

по законам тела

а бабочка летела

как хотела

К окказиональным способам компрессивного словообразования можно также отнести и внедрение в структуру слова неязыковых элементов, напоминающих своим внешним обликом определённые буквы. Этот вид графических преобразований очень актуален сейчас в печатных средствах массовой информации, в частности, в газетных заголовках (например, в существительном гол гласный о заменяется изображением футбольного мяча). Встречаются подобные новообразования и в заглавии поэтических текстов. Так, сборник стихотворений А.Вознесенского называется «СтиXXI». В этом названии римские цифры, обозначающие то столетие, в котором мы живём, внешне напоминают известные буквы. Вследствие внедрения в структуру лексемы стихи неязыкового элемента (цифр) возникает двойное прочтение: стихи XXI века.

Таким образом, компрессивные способы словообразования проявляют высокую активность в современном русском языке. Они представлены как узуальными, так и окказиональными разновидностями. Производные, являющиеся результатом действия компрессивных способов, встречаются не только в разговорной речи, но и в средствах массовой информации, научных публикациях, произведениях художественной литературы. Высокая продуктивность указанных способов объясняется тем, что необходимость в них обусловлена как внутриязыковыми, так и внешними, социальными причинами. Воздействие социальных факторов на язык современности является в настоящее время объектом исследования во многих лингвистических работах, поэтому описание компрессивных способов словообразования представляется актуальным. Кроме того, дериваты, произведённые таким путём, всегда обращают на себя внимание и привлекают своей необычностью, экспрессивностью, сложностью и ёмкостью семантической структуры. Компрессивные способы охватывают в настоящее время всё большее количество лексем, расширяют сферу своего применения, и думается, что ресурсы этих способов ещё до конца не исчерпаны.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector