Любовный роман: автор и читатель

В России за последние несколько лет огромную популярность приобрели любовные романы. Причина обращения к этому жанру состоит в том, что любовные романы занимают все больше семиотического пространства в постсоветской России, свидетельствуя об изменяющихся тенденциях в культурных предпочтениях населения. Не может не быть отмечена при этом и возможная воздейственность языковых особенностей и образных структур, присущих этим текстам, на языковое сознание читателя. Воздерживаясь от прямых оценок, (число которых велико и, по преимуществу, они негативны) мы хотели бы тем не менее выяснить реальное состояние дел в этой области и ответить на ряд вопросов: почему литература данного жанра имеет столь большую аудиторию; что привлекает разных и по возрасту, и по социальному статусу, и по уровню образования читательниц в этих романах; какова связь между авторами дамских романов и их читателями; какова специфика и структура любовных романов.

В первую очередь, объясним, что мы подразумеваем под любовным романом. У этого жанра имеются и другие названия: дамский роман, love story, мелодрама, сентиментальная проза, но все они обозначают тексты, которые написаны как женщинами, так и мужчинами преимущественно для женщин, и связаны с любовной тематикой или описанием отношений между мужчиной и женщиной. В произведениях этого жанра есть свои особенности тематики, сюжета, стиля, образности и лексического наполнения, которые и делают его самостоятельным и независимым жанром.

Говоря о любовных романах, следует отметить, что мы имеем дело  не с новым литературным жанром, а с произведениями, которые имеют свои давние традиции. Существующий интерес к произведениям данного жанра можно объяснить отсутствием до недавнего времени этой литературы в нашей стране. Переводные английские и американские романы пришли на современный читательский рынок России практически в отсутствие литературы для женщин. В течение многих лет произведения, затрагивающие область чувств, переживаний, связанных с отношениями мужчины и женщины, были табуированы. Именно поэтому, мыльные оперы и любовные романы приобрели такую популярность. Но нельзя ограничиваться только таким, единственным объяснением.

Любовный роман
Любовный роман

Читательская аудитория любовных романов неоднородна, так же как и специфика этих романов. Исследователи отмечают, что они привлекают в первую очередь женщин, при этом, необходимо отметить, что читают их женщины любого возраста, семейного положения и уровня образования, а не только  «очень одинокие люди, испытывающие недостаток общения», как было отмечено в статье, посвященной любовному роману (К. Рогозина «Полое внутри и бесполое снаружи». Между тем, среди читателей любовных романов есть и мужчины. Читательскую аудиторию можно предварительно разделить на:

а) пожилых женщин, обретших на склоне лет утешение и развлечение, не представляющих себе жизни без «мыльных опер», без красивых героев красиво страдающих от любви в красивых интерьерах;

б) молодых женщин, с высшем образование которые в свое время читали классическую художественную литературу;

в) деятельных женщин, современных бизнеследи.

Пристрастие пожилых дам к такой литературе объяснима и понятна: это женщины, прожившие нелегкую жизнь и теперь пытающиеся компенсировать свои личные неудачи погружением в эфемерное существование красавиц-героинь. Психология молодых женщин, предпочитающих любовные романы любому другому чтению вызывает больший интерес. Они ищут своего рода отдушину в будничном существовании. Таких женщин может объединять завышенная самооценка, не соответствующая реальности, а также потребительское отношение к жизни вообще и пассивность: они ждут чуда, но ничего не предпринимают. Главное здесь заключается в следующем — любовные романы избавляют их от необходимости думать. Когда они думают, то понимают, что в жизни надо что-то менять, а вот как раз этого и не хочется в силу разных причин, поэтому находится отдушина – уйти в мир придуманных страстей. Это попытка забыть о собственных проблемах, уйдя в мир придуманных страстей. Очень многие читательницы, увлекаясь любовными романами, называют их «транспортной литературой», этот термин очень часто встречается и у критиков. При этом назначение данной литературы не меняется, это опять же способ отвлечься от будничных проблем. Тем самым, любовные романы  являются своего рода библиотерапией для разных групп читателей.

Современные любовные романы — это не только знакомая всем с детства сказка о Золушке, надуманное повествование о красивой жизни (только в роли «золушки» теперь выступают секретарши, стремящиеся сделать головокружительную карьеру, а их «принцы» — преуспевающие предприниматели, разумеется, прекрасно образованные, с тонкой душой, способные на самые искренние чувства. Этот персонаж «золушки» наиболее популярен, т.к. героиня – самая обыкновенная, такая же, как миллионы других. Широкому кругу читательниц  легко представить себя  в таком образе). Предварительно любовные романы можно разделить на: 1) «бытовые», когда повествование идет о развитии отношений между мужчиной и женщиной в привычной для читателя обстановке, большое внимание уделяется описанию дома, семейного уклада, автором создается образ идеальной семьи (‘домостроевской’) /Линда Уиздом, Керол Дин, Патриция Линн, Мэрили Андерсон и др/; 2) “приключенческие” или “экзотические” романы, где отношения между героями развиваются на фоне путешествий, здесь много описаний природы, пейзажей, лексики цвета, в таких текстах наблюдается гипертимичная акцентуация (люди с такой акцентуацией склонны к рискованным приключениям, к постоянному движению, у них отмечается постоянная потребность в увеселениях, они предприимчивы); 3)  “красивые”, описывающие жизнь Голливуда, мир высокой моды, театра, в текстах акцент ставиться на внешность /Даниэла Стил, Джекки Коллинз, Мэри Ли Дэвис, Пат Бут и др./; 4) “эмансипмрованные”, где речь идет о создании собственного дела, истории деловых женщин, чья жизнь подчинена единственной цели – добиться успеха, соответственно, в такого рода текстах наблюдается большой процент агрессивности, много мужской символики, т.к. женским персонажам присущи некоторые мужские черты, много лексем движения, причем движения к (в психологическом смысле различия положительно сформулированной цели, движения к…  — это мотивы достижения успеха, надежда на общение, стремление к власти); героини таких романов независимые, преуспевающие, обворожительные умницы, которые в состоянии сами справиться с любыми трудностями, они борются за все, им ничто легко не дается ни в бизнесе, ни в любви, но не смотря на свою эмансипированность все они стремятся к семейному счастью, найти подтверждение тому, что, и выполняя мужскую работу, женщина может остаться и привлекательной, и желанной.; 5) “авантюрные” романы – это и дамский вестерн, и любовный детектив /Кей Хупер, Элизабет Торнтон, Сандра Браун, Патриция Хейган, Е. Яковлева, А. Смирнова, Е. Арсеньева, М. Гладкова, Т. Степанова и др./, полные интриг, преступлений, преключений; несколько напоминают «мужскую» литературу того же направления, отличаясь от нее активным женским началом и, что более важно, присутствием в этих романах «роковой страсти», отведением большой роли любовной линии, которая тесно переплетена с детективной, что вызывает трудность в определении жанра такого рода произведений, детективный сюжет в этих романах развивается на фоне становления отношений между главными героями, женский ‘авантюрный’ роман нельзя путать с детективами, написанными женщинами /А. Кристи, А. Маринина/, где все внимание сосредоточено на расследовании преступления; 6) “исторические” любовные романы, повествующие о подвигах, о событиях далекого прошлого, по-другому их можно назвать “костюмными”/ Валери Кинг, Элизабет Эллиот и др./.

Все жанровые особенности проявляются в лексике, синтаксисе и в целом в  организации художественных текстов данного типа. Взаимоотношения элементов текста с отображаемой затекстовой ситуацией, композиция текста, шаблонность образов персонажей позволяет построить модель отражения мира, которая закладывается автором в текст. Такая типовая модель может быть найдена с помощью компьютерной психолингвистической программы ВААЛ (В.П. Белянин, М. Дымшиц, А.П. Журавлев, В.И. Шалак), назначением которой является оценка воздействия слов  и текстов на подсознание человека.

Говоря об отражении образов сознания в сценариях текстов, мы придерживаемся идеи об обусловленности строения текста структурами авторского сознания, которое находит свое преломление в особенностях жанрового строения и гипотезы Геннекена — Рубакина относительно психологии читателя и книги, сходстве читателя и писателя, книги которого он предпочитает. «Литературное произведение действует только на тех, чьим выражением оно служит … производит действие только на тех, психическая организация которых является аналогичной организации автора, которая дала произведение и может быть на основе произведения уяснена». (Э. Геннекен) Читатель наиболее адекватно интерпретирует те тексты, которые соответствуют имеющимся у него и понятным ему психическим состояниям и мироощущению в целом.

Не вызывает сомнения, что жанр любовного романа представляет собой вполне определенную когнитивно-языковую модель мира, отражающую особую ментальность их авторов, как правило, тоже женщин. В рамках типологии художественных текстов по эмоционально-смысловой доминанте В.П. Белянина тексты любовных романов можно отнести к «красивым» текстам. Их психологическая доминанта определена как демонстративность. И речь, и поведение героев любовных романов напоминают речь и поведение демонстративной личности, стремящейся всегда быть в центре внимания, требующей сочувствия, понимания и любви. Согласно наблюдениям психологов демонстративность характерна в большей степени для женщин, чем для мужчин, поэтому, принимая во внимание обусловленность лексики, синтаксиса и стиля психологией автора, можно объяснить и тот факт, что авторы любовных романов — это в большинстве своем женщины. По этой же причине в любовных романах сюжет строится вокруг именно героини, а не героя.

Демонстративные, истероидные женщины очень эмоциональны и сильно подвержены смене эмоций, их мышление не столько конкретно, сколько ситуативно, привязано к произошедшему недавно событию, что отражается и в поведение, и в речи. Еще  З. Фрейд отмечал, что истерия значительно чаще встречается у женщин, чем у мужчин, поскольку женский мозг интенсивнее реагирует на эмоции.

Героиням любовных романов свойственно желание обратить на себя внимание, подчеркнуть свою значимость особым поведением, манерой одеваться, что характерно для демонстративной личности. То, что действие романов зачастую происходит в высшем свете, мире моды, мире кино, тоже характерно для личностей с демонстративной акцентуацией, т.к. предпочитают род занятий, связанный с миром искусства.

Демонстративность обязательно отражается в одежде, в текстах любовных романов этому соответствует компонент внешности: описание внешнего вида героев, их одежды, обстановки в которой они находятся. В текстах содержится большой процент лексики отражающей зрительный канал. Оценка человека тоже очень часто происходит по внешним признакам. Психологи отмечают, что в речи личности с демонстративной акцентуацией преобладает форма, а не содержание. Это подтверждается тем, что в исследуемых текстах преобладает чувственный канал. Жизненный путь демонстративной личности представляется как вереница неудач, испытаний, что связано с когнитивной установкой истероидной личности – желание быть в центре внимания и вызывать жалость и сочувствие (отражается в желаниях героинь любовных романов: в начале романа – это желание ни от кого не зависеть и попытаться пережить все свалившиеся не ее хрупкие плечи беды, отказавшись от любой помощи, в конце романа – стремление навсегда остаться с человеком, за которым она чувствует себя как за каменной стеной), отсюда и постоянная смена установок: позитивной и негативной, лексики, символизирующую жизнь и смерть.

В заключении можно сделать следующие выводы: во-первых, в основе когнитивной модели любовного романа лежит демонстративная акцентуация, которая определяет ключевые слова и лексико-семантические группы таких текстов, во-вторых, согласно наблюдениям психологов демонстративность характерна в большей степени для женщин, чем для мужчин, поэтому, принимая во внимание обусловленность лексики, синтаксиса и стиля психологией автора, можно объяснить и тот факт, что авторы любовных романов – это в большинстве своем женщины.

Исходя из вышесказанного можно предположить, что тексты любовных романов могут быть описаны как упорядоченная система лексических элементов, каждый из которых играет определенную роль в создании образов.

Данное исследование проводится при поддержке РГНФ, гранд № 00-04-00108 «Любовные романы: Язык и образы», руководитель проекта В.П. Белянин.

 

*     Интерес для исследователя представляет не только влияние, которое эта литература оказывает на своих читательниц, но и структура, лексические конструкции, синтаксис  любовных романов. С одной стороны, мы имеем некоторую шаблонность повествования, статичность характеров, а с другой стороны, в таких романах имеется обилие лексики цвета, здесь множество описаний пейзажей, закатов, восходов (описаний дня меньше), моря или океана, обстановки, которая окружает героинь, настроений, внутренних переживаний:

Особняк, наполненный приятными запахами, буквально дрожал от радостного возбуждения, повсюду стояли цветы. (Кэрол Дин «Мечты не ждут»)

Эван глядела на великолепную луну, любующуюся собой в зеркале океана (там же)

Или: Перед ней, насколько хватало глаз, простирались горы без конца и без края. Солнце взошло между двумя пиками. Оно поднималось как огромный красный шар, плывущий вверх по небу. Оно прогоняло тени и тьму, в которые были окутаны горы. (Патриция Линн «На пороге счастья»).

Или: Воздух был тих под ослепительным летним солнцем, что пение птиц и каждый звук были слышны за мили. Кроны могучих деревьев зеленым балдахином обрамляли парк замка Шато де ля Меэ. (Д. Стил «Драгоценности»)

Или: Выйдя из лимузина, Марк некоторое время молча разглядывал фамильный особняк Харгрейвов. Его величественные стены четко выделялись на фоне стального зимнего неба. Они были такими же твердыми и неприступными, как бабушка Селии. (Мэрили Андерсон «Любовь может все»)

Такие примеры можно приводить бесконечно, т.к. каждая страница любовного романа содержит иногда несколько таких описаний.

Особое внимание уделяется описанию внешности героев и одежды:

глаза, этакая помесь серого и голубого, полны теней и сомнения; самые зеленые глаза на свете; она была высокой и грациозной, с гордо посаженной головой, огромные зеленые глаза были такого же цвета, как ее изумруды;

Говоря о синтаксисе любовных романов, следует отметить следующее. Специфичен синтаксис фразы, быстрая смена эмоций мотивируется как происходящими вокруг событиями, так и «чисто внутренним» состоянием персонажа:

Что промелькнуло в его взгляде? Гнев? Замешательство? Одобрение? Сначала он нахмурился, потом лицо его просветлело. Какой-то груз упал у него с души, когда он смотрел на Эван, идущую по больничному коридору, и с улыбкой типа «будь я проклят» Линк направился следом. (Кэрол Дин «Мечты не ждут»)

В одном сверхфразовом единстве или даже в одной фразе может быть описание совершенно разных чувств. Смысловая связность между ними очень мала. Читателя нелегко реконструировать эту связность, поскольку она описывает психологию человека внешне не наблюдаемую.

Предварительный анализ также показывает, что любовные романы имеют свой субъективный тезаурус, который отличается от языкового тем, что если в языковой тезаурусе есть лексика для описания и утра, и дня, и ночи, то в субъективном тезаурусе любовных романов мы встречаемся с теплым, багровым закатом, заходящим, таинственным, нереальным солнцем, звездной ночью и перламутровым восходом. Известно, что нарративные структуры зависят от: 1) жанровых традиций; 2) от культуры и языка. Но если посмотреть глубже, то окажется, что эти нарративные структуры зависят и от когнитивных структур автора.

Если говорить о тематике, то она, как правило, сводится к следующим компонентам: любовь девушки из низшего сословия к красавцу, отпрыску богатого семейства; переживания, страдания и унижения; взаимоотношения многочисленных родственников; тайна родства. При анализе текстов за основу можно взять модели Владимира Проппа, которые он выявлял в волшебных сказках. Как известно он рассматривал поступки персонажей в качестве нарративных функций и утверждал, что волшебные сказки однотипны по своему строению. Многие ученые, в частности Клод Бремон, ставили вопрос о возможности переноса метода Проппа на иные нарративные жанрыНаш предварительный анализ показывает, что любовные романы могут быть подвергнуты подобному анализу. Сюжет развивается достаточно стандартно, частотны следующие модели:

  • бедная девушка полюбила богатого отпрыска, у которого не то есть жена, не то нет жены; или богатая девушка полюбила человека из бедной семьи; события развиваются на базе конфликта между принадлежностью героини к одному классу и ощущением себя как принадлежащей к другому классу;
  • благородная и честная девушка оказывается в неблагоприятной ситуации (после развода, с разбитым сердцем и ребенком на руках), она сиделка, няня, соседка преуспевающего молодого человека с неустроенной личной жизнью; она стремиться к личной свободе, к эмансипации, но потом ради семейного счастья отказывается от этого; свадьба, усыновление или появление общих детей;
  • девушка из богатой семьи выдает себя за не очень богатую, ищет искренние ответные чувства у своего избранника; подозрения, обвинения в «охоте за приданым»; он оказывается ей равным и опять все завершается свадьбой.

Обилие проблем, которые сама себе создает героиня, и составляют существо сюжета.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector