Маршруты по Поднебесным Зубьям

Разгар лета. Наконец-то установилась погода. Пора доставать залежавшийся рюкзак и отправляться в путь.

Не знаю, куда ходят туристы в Европейской равнинной части России, а у нас, кузбассовцев, есть замечательное место для пешего горного туризма – Поднебесные Зубья. Это район в горах Кузнецкого Алатау там, где Кемеровская область граничит с Хакасией.
Тем хороши маршруты по Поднебесным Зубьям, что вам не нужно никакого альпинистского снаряжения и специальной подготовки.

Необходимы стандартные туристические навыки, разжигание костра, установка палаток и так далее, плюс выносливость, чтобы как можно дальше и выше унести свой рюкзак. А чем дальше, тем краше виды, удивительней природа. Даже на невысоких горах, на перевалах посреди лета можно найти поляны ослепительно белого снега. Считается, что снег здесь лежит на аномально малой высоте. А кузбасские туристы даже придумали свое блюдо – снег со сгущенкой.

На хребтах, в ложбинах между горами, кусочки альпийских лугов. Нога утопает в мягком ковре травы, отдыхая после прыжков по камням. Яркие цветы, карликовые ели, кедры, березы. Кажется, такие мини-деревца хорошо смотрелись бы в горшочке на подоконнике.

А еще есть живописные места с названиями Долина тысячи ручьев, озеро Выпускников, Золотая долина…

Встречались мне как-то и загадочные квадратные, прямоугольные озера, о которых даже местные проводники-инструкторы ничего толком сказать не могут. Словно кто-то в скальных породах вырубил эти озерца. Но если кто-то это и сделал, то зачем? Да и не было видно рядом гор вынутой породы. И вода там какая-то странная. Словно смотрит кто на тебя из нее. Ну да ладно, доведется вам натолкнуться на эту загадку, может и разгадаете.

На этот раз я далеко ходить не планировал. За выходные не слишком-то и разбегаешься. Так вышло, что прошлым летом мне не удалось сходить на Поднебесные. Поэтому цель поездки — узнать последние новости, посмотреть, что изменилось за два года. Тем, кто был на Зубьях, надеюсь, будет интересно узнать новости о тех местах, где они побывали. Кто еще не был – может использовать статью как некий путеводитель.

Для вторых поясню, как можно доехать в будние дни. Ночуете в Новокузнецке и в полшестого утра на первой электричке едете до Междуреченска. Там, не мешкая, пересаживаетесь на электричку, что идет в сторону Бискамжи до станции Лужба. Не перепутаете, просто идите за толпой с рюкзаками. Туристов будет пара-тройка сотен и все едут в одном направлении. Кстати, заметил, что туристы здесь подразделяются на четыре вида: водники (сплавляются по рекам), пешкари (любители пешего туризма), рыбаки и, как бы их назвать… просто туристы. Эти едут на ближайшую базу отдыха или поляну погулять.

В вагонах электрички на Лужбу, мягко говоря, тесно. Даже в тамбурах битком. Не хотят у нас почему-то железнодорожники участвовать в развитии туризма в Кузбассе. Ходит электричка раз в сутки и вагонов в ней явная нехватка. Так что приходится терпеть неудобства.

На станции Лужба двигаемся вместе со всеми до переправы через Томь. В этом году лодочники берут по 25 рублей с человека. Нужно сделать немало рейсов, чтобы перевезти всех вновь пребывших.

А на том берегу суета. Завершились областные двенадцатидневные соревнования по туризму среди учащихся СУЗов и техникумов. Кстати, прокопьевский ПЭМСТ в этом году занял в коллективном зачете второе место. Еще не уехали участники этого мероприятия, как уже началась «Туристиада», еще одни соревнования. И так все лето.

Поднебесные Зубья
Поднебесные Зубья

Первым делом направляемся нашей небольшой группой к Михаилу Шевалье. Нужно сказать несколько слов об этом легендарном человеке. Бывший шахтер с «Распадской» ныне известен на весь Кузбасс и за его пределами как служитель социального туризма. Заслуженный турист Российской Федерации. Михаил Шевалье дружен со многими кузбасскими писателями, художниками, журналистами. Они его частые гости. С этим человеком никогда не скучно и каждый раз удивляешься его бескорыстной преданности туризму и любви к природе, которая не на словах, а на деле. Он еще с советских времен успешно боролся против золотодобычи и вырубки леса на юге Кузбасса. Сегодня Михаил Шевалье директор междуреченского филиала Кемеровского областного детско-экскурсионного туристического центра.

Около двух тысяч кузбасских детей из детских домов и интернатов каждое лето бесплатно он и его сподвижники водят в горные походы. На свои средства и с финансовой помощью со стороны они построили в районе Поднебесных сеть приютов. Это двух этажные деревянные домики с печкой, обязательно банька у ручья или речки, шатер с костровищем. Здесь туристы могут укрыться в непогоду, переночевать. В каждом приюте есть рация, приютчики (смотрители приюта) регулярно держат связь и два раза в сутки докладывают о ситуации. При каком-либо ЧП или несчастном случае они могут оперативно вызвать помощь. Для меня когда-то один из приютов, Рубановский, стал на несколько дней практически родным домом.

А осенью позапрошлого года пришло страшное известие – по решению хакасского суда приюты будут сносить. Мол, самовольная застройка, которая нанесла вред окружающей среде. Дело в том, что большая часть приютов располагается на территории Хакасии. Вступились общественные организации, Администрация Кемеровской области, газеты, но все тщетно… 20 сентября группа из 15 человек – судебные приставы и нанятые вольнорабочие – с помощью бензопил приступили к работе.

  • Мы могли бы их остановить, — попивая чай на приюте «Кузбасс», слушаем рассказ Шевалье. – Мужиков крепких у нас достаточно. Но я не стал идти на провокации. Шесть лет пытался оформить документы, разрешающие постройку. Без толку. При этом наши областные власти мне за месяц выдали разрешение на приюты, что находятся на территории Кузбасса.

Исполнители закона вели себя как оккупанты. Ночевали в приюте, пили, палили из ружей, а утром разрушали приют и шли к следующему. Они не выносили из домов газовые баллоны, одеяла, ковровые покрытия. Из одного из приютов даже выгнали под дождь группу детей. Так были разрушены приюты, названные в честь известных кузбассовцев – писателя Владимира Мазаева и журналиста газеты «Кузбасс» Юрия Дьяконова. Та же участь постигла Куприяновский и Рубановский. Разрушена логичная, налаженная схема осуществления туристических походов по району Поднебесных Зубьев с относительным комфортом. Что теперь будет с социальной программой детского туризма?

  • Хорошо, что до Адмиральского не дошли, — говорит Михаил Михайлович о самом дальнем приюте, что в 47 километрах от станции. – Водка у них кончилась. Так у меня там на приюте теперь стоит несколько банок с водкой, чтобы любой, кто туда дойдет, мог выпить стакан за спасение этого приюта. Как гуси спасли Рим, так водка спасла Адмиральский. Но ничего. Мы за прошлое лето пять новых приютов построили. Тулеев мне выделил миллион рублей и добровольцы помогали строить. Те, кто добивался сноса приютов, очень удились. Кстати, потом оказалось, что суд вынес решение по подложным документам. И отменил решение. А вот уголовное дело на мне за вред окружающей среде так и не закрыли.

Заслуженному туристу России «начислили» полтора года условного срока и два миллиона штрафа. Сейчас это решение оспаривается в суде. Скандал с разрушением туристических приютов в долинах рек Малый и Большой Казыр в Кузнецком Алатау вышел за пределы региона, получил федеральный резонанс, был озвучен по Центральному телевидению. Свое отношение к ситуации высказали представители Госдумы, МЧС, церкви.

Постарел Шевалье за эти два года. Видать, очень многое ему пришлось пережить. Еще бы, дело твоих рук рушат на твоих глазах. За твои дела добрые тебя по судам таскают. Миллионные штрафы накладывают. Но Шевалье выдержит. Такой он человек. И он уже восстанавливает разрушенное на тех же местах.

Спросил меня, мож, нужно что? Нужно. Я ведь думал, что Рубановский уже восстановлен или не был разрушен. Не угадал. Потому со снаряжением проблема. Шевалье выдал палатку, спальники, пожелал счастливого пути. Мы попрощались и двинулись к тропе в горы.

Отсчет пути начинается со столба с указателями, на которых написаны названия приютов и расстояние до них. Тропа одна, поэтому даже новичок не заблудится. Идем группой. То мы кого-то обгоняем, то нас. Навстречу идут подуставшие от переходов туристы. Эти уже возвращаются домой.

Есть на Поднебесных негласное правило – здороваются здесь все со всеми. Эта традиция по-особому роднит туристов из самых разных мест. Конечно, в большинстве своем здесь кузбассовцы. Но не редкость тут не то что туристы из разных уголков России, но и иностранцы. Откуда только мне не приходилось здесь встречать людей. Из Тюмени, с Урала, из Украины. Как-то пересеклись пути с семейной парой из Москвы. Они шли в Золотую долину за золотым корнем. Растет там такой. Кинешь кусочек корня на котелок воды. Потом всю ночь уснуть не получится. А если устал в пешем переходе, пожуешь его и сил прибавится. В общем, проблемы у мужа по мужской части создались. Московские лекари помочь не смогли. Вот кто-то и посоветовал: есть южнее Кузбасса Поднебесные Зубья. А среди этих Зубьев — Золотая долина. И растет там золотой корень. Он и излечит. Звучит как сказка, не правда ли? Но это правда. За пару-тройку дней можно дойти до этой долины.

Как и говорил Шевалье, слепней в этом году очень мало. Повезло. А то порой идти невозможно. Облепят с ног до головы. В глаза, уши лезут. Репеллент даже слабо помогает, так как быстро с потом с кожи сходит. Мосты в этом году через все речки и ручьи исправно налажены. Их часто весной с водой сносит. Так что мы были приятно удивлены. Бывало ранее и в брод переходили, и по параллельным веревкам перебирались.

Позади остался последний из приютов Шевалье – «Белокуровский стан». Один из новых. Маленький, аккуратненький, с нововведением – окна пластиковые. Чудно как-то смотрится: пластиковые окна посреди тайги.

А вот и Пьяное озеро. Есть у него уникальная особенность – оно, то появляется, то исчезает, оголяя поросшее какой-то травой дно. И никто не может объяснить, от чего и почему это происходит. Но точно не из-за дождей или засухи. Оно может исчезнуть после дождя. Может и появиться посреди засушливого сезона. Вот такая чертовщина. Почему озеро называется Пьяное? Есть одна байка об этом.

Приехали этакая группа туристов загруженная горячительными напитками. Идут, ищут место, где отдохнуть от всей души можно. Смотрят – озерцо, поляна рядом. Идеальное место. Ну и начали отдыхать. Наутро просыпается один из них, пить охота. К озеру – а его нет! Как так?! Ведь точно помнит, что было. Вчера вечером еще было! Куда делось?! Уж не знаю, помутился ли он рассудком и что там дальше было, но история прочно сохранилась в этих местах.

Подъем плавный. Через несколько часов из-за поворота показались Дураки. Это три самых первых вершины в горной гряде так называются — Три Дурака. С этим названием тоже связана история. Район Поднебесные Зубья назван так, потому что здесь особо выделяют три вершины – Большой Зуб, Малый и Средний. Вот три друга-новичка решили пойти и покорить Зубья. Три первых вершинки они и приняли за Зубья. Залезли на них, приехали домой и с гордостью рассказывали, что они легко покорили все три Зуба. Но после детальных расспросов выяснилось, как далеки они оказались от истины. С тех пор так и называют три первых вершинки. Хоть они и не велики, но вид с них открывается такой, что дух захватывает. А уж с других вершин увидишь такое… В прочем, захотите – сами увидите.

Доходим до ручья Алгуй. Вот и нововведение. Вся огромная поляна огорожена. Даже некий блокпост стоит. Оказывается здесь теперь детский лагерь «Высота». Куда ж «дикому» туристу палатку поставить? Самая удобная площадка теперь вроде как занята. Обидно. Когда-то именно здесь наша группа ставила не одно лето подряд лагерь.

А вот и более приятная новость. Над Алгуем установили крест в память о всех погибших туристах, альпинистах и путешественниках Кузбасса. А рядом томские скульпторы-монументалисты поставили часовню, так же в память о погибших. Сама часовня деревянная, купол металлический, сделан на Урале, а колокола отлиты в Новосибирске. Такую же, говорят, они подарили исследователям Антарктики.

Двери часовенки открыты. Внутри никого. Горят свечки. На вошедших с иконы смотрит Николай Угодник, покровитель всех путешествующих. Ящик для пожертвований. Если желаешь за помин кого поставить свечку, кидаешь двадцать рублей в ящик и берешь одну из связки приготовленных. Никто из людей за тобой не следит.

Часовня в горах как-то по-особенному воспринимается. Какой-то в ней особый покой, умиротворенность. Горы сами по себе на особый лад душу настраивают, а тут еще православная часовня…

Двигаем дальше. С непривычки рюкзаки тащить тяжко. Кажется, что верный рюкзак-станок с каждым километром вес набирает. Вот каждый раз себе в такие минуты обещаю: перед следующим походом обязательно за месяц тренировки начну, подготовлюсь, чтоб потом легче было. Но потом выходит как всегда: то времени нет, то еще какая напасть. Сбор рюкзака – вот и вся подготовка к походу.

К началу вечера вышли на Рубановский. И встали молча. Нет Рубановского. Если бы вообще ничего не было, то было бы не так горько. А тут стоит разваленный домик. Крыша набок. Железная печная труба накренилась и как дуло танка смотрит в сторону Зубьев. Вперемешку с бревнами в куче лежат одеяла, разбитые тарелки, чей-то кроссовок, остатки нехитрой походной мебели, кирпичи от печки… Жутко. Это был теплый гостеприимный дом. Почти родной.

Исполнители не пожалели даже беседку с шатром. В ней у костра собирался весь стан. Не только туристы, остановившиеся в приюте, но и те, кто на этой удобной вершинке поставил на ночь свою палатку. За общим костром рассказывали туристские байки, анекдоты, истории, пели песни…

Ставим свой небольшой лагерь. Рядом еще пять лагерей. Побольше нашего. Народу достаточно. Готовим ужин. Еда в походе имеет свой сакральный смысл. Едят в первую очередь не для того, чтобы насытиться, а чтобы восполнить потраченную энергию, зарядиться на следующий переход или штурм вершины. Здесь чувствуешь, что еда действительно позволяет выжить. Никого чревоугодия. Проверено, сколько ни ешь, а в горах все равно похудеешь. Особенно, если поход длительный.

После ужина приятно посидеть посреди курумника, посмотреть на огромные горы вдали. Курумник – это каменная осыпь. Состоит из огромных камней. Может тянуться на сотни метров в длину и десятки в ширину. И вот надо же, на самых крупных камнях, возвышающимися над другими, краской намалевано большими буквами: «ОТВЕТ У БОГА», «ТЫ НУЖЕН БОГУ»…

Дело в том, что с недавнего времени этот край для своих семинаров и выездов облюбовали всякие приверженцы разных христианских течений, эзотериков и прочих. Это их дело, я не в праве судить. Может, действительно, добрым делом занимаются, но зачем природу портить даже из благих намерений? По мне, что надпись про Бога, что «здесь был Вася» в данном случае одинаково неприемлемы, неорганичны. Это понимает даже тот пресловутый «Вася», потому и не оставляет своих надписей. А вот верующие почему-то не понимают.

Но куда большее вокруг не изменилось. Те же горы, тот же ручей. А вода на Поднебесных, я вам скажу, наивкуснейшая! Рекомендую маленький рецепт: зачерпните кружкой воды из ручья и высыпите в нее пакетик растворимого черного кофе. Это будет кофе что надо!

Как всегда вечером над головой начинает летать какая-то странная птица. Звук у нее как у маленького вертолета идущего в пике. Или как у летящего бумеранга. По звуку вроде птица прям над твоей головой виражи закладывает, но в синем небе пусто. А вот краем глаза можно на мгновение выхватить изображение – острокрылый силуэт. Посмотришь в упор – опять пусто. Невидимка какая-то. А ночью эта птица еще и спать мешает. Прям над палатками кричит своим странным голосом.

На следующий день мы сделали несколько вылазок-прогулок по давно знакомым местам. А вечером стали топить баньку. Сруб бани люди Шевалье поставили новый. Но печку внутрь еще не установили. Она стоит рядом, а вокруг нее соорудили временную баньку из досок, брезентухи и мешковины. Низенькая, маленькая, темненькая, но пот смыть и даже немного попариться можно.

Воскресенье. Завтра на работу. А потому с утречка пораньше двигаем к станции. Рюкзаки полегчали. Теперь в них нет ни тушенки, ни сгущенки. Когда возвращаешься домой, даже после маленького похода, возникает двоякое ощущение. Радует, что впереди тебя ждет привычный комфорт, мягкая постель, горячая вода из-под крана, электроплита с микроволновкой, телевизор, компьютер, отсутствие комаров и мошки, в конце концов. Но кажется, что что-то настоящее, главное остается здесь, в горах. И ты от этого уходишь. Пусть на время, но уходишь. А потому хочется сюда возвращаться еще и еще раз. Сходите на Поднебесные, попробуйте. Если это ваше, то вы сюда не раз придете. Только одна просьба: берегите этот край.

PS: А в августе на Поднебесных будет полно черники. Эта вкусная ягода для зрения очень полезна.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector