Немцы живут скучно

Но богаче, чем мы. В этом лично убедился один из наших прокопьевских студентов.

Студенчество – особая пора. Особенно для тех, кто совсем недавно закончил школу. Совсем другой распорядок жизни. Совсем другие требования. Преподаватели не нянчатся с учащимися, как школьные учителя. Нет никаких дневников, в которые могли бы заглянуть родители и проверить учится ли их чадо или балду пинает. А те, кто поехал учиться в другой город, поселился в общежитии так вообще попал в другой мир. Но это еще мелочи по сравнению с тем, если бы вы учились за границей, вдали от родины.  Одному из наших прокопьевских студентов представился случай испытать это на себе.

Максим Терентьев, студент прокопьевского филиала КузГТУ , технический факультет.

Специальность — открытые горные разработки. Учится на бюджетной основе. Прошлой осенью он на полгода уезжал по обмену учиться в Германию.

— Можно сказать, что специальность выбрал согласно династии, — говорит Максим. — Дед, брат и отец – все горянки.  Наш институт сотрудничает с Московским государственным горным университетом. Москвичи давно работают по обмену студентами с германскими коллегами и предложили нашему институту принять участие в этой программе – отправить одного студента в Германию. Требование – базовое знание немецкого и активное участие в общественной жизни студенчества. Я по этим параметрам подошел. Учусь хорошо. В номинации «вокал» занял первое место в областном фестивале «Студенческая весна». Играю в футбол и настольный теннис. Нас поехало четверо: трое из Москвы и я из Сибири. К нам прислали немцев, одного – в Прокопьевск. Но долго он не выдержал, на пятый день улетел домой. Я его сводил на шахты № 12 и «Котинскую». И тут у него вдруг «случайно» возникли проблемы дома. Когда я сам оказался в Германии, то я его понял, почему он так быстро вещи собирать стал. Условия быта и работы совершенно иные. В конце сентября я прилетел в Германию. Меня встретили друзья, которые там живут. На следующий день пошел в Высшую горную школу имени Георга Агриколы города Бохум.

Если заглянуть в энциклопедии, то Бохум — это небольшой промышленный город в угольном Рурском регионе. Население 375 тысяч человек. Развита угольная, коксохимическая, машиностроительная и  металлургическая промышленность. В общем, что-то похожее на Прокопьевск и Новокузнецк, только на немецкий лад. Очень много студентов.

Бохум Германия
Бохум Германия

В общежитии Максиму дали отдельную комнату, как и всем. Общие туалет, душ и кухня. Что-то вроде коммуналки. Учеба и проживание для студентов платные. За семестр за все платят около 70-80 тысяч рублей на наши деньги. Бытовые условия – отличные. Бесплатный интернет. Везде чисто, ковры постелены. Каждый день в комнатах и коридорах наводит порядок уборщица. Раз в неделю хаусмастер, комендант по-нашему, делает обход, проверяет, все ли нормально в общежитии. Вечеринки в комнатах можно устраивать хоть каждый день, с этим проблем нет. Немцы тоже любят погулять. Каждый четверг считается студенческим днем, а не пятница, как у нас. Глювайн-пати в школе проводятся, пьют горячее вино.

— Но я неохотно ходил на эти пати. Как-то не понравилось, — вспоминает Максим. — Подружился с парнем Дмитрием их Киргизии, он с отцом переехал в Германию восемь лет назад. Его диплом здесь не считался действительным, поэтому он сдал экзамены на знание немецкого языка, проработал три года геологом и скопил сумму, достаточную для оплаты учебы. С ним сошлись характерами, он познакомил меня со своими немецкими друзьями и мы отдыхали уже этой компанией. Из общих интересов оказался футбол. Пели песни под гитару.

— Чем немецкие студенты отличаются от наших?

— У нас русская душа, особенная. Немцы отдыхают как-то без размаха. Если им нужно завтра встать в восемь утра, то в одиннадцать они обязательно лягут спать. Наши могут хоть до утра гулять, поспать пару часиков и на учебу. У них высока самодисциплина. Если остается месяц до экзамена или сессии, то немецкий студент запирается, закрывается от всех и учит каждый день предмет. Ни с кем не общается.

— Как проходила твоя учеба?

— Дали список предметов из которых я должен был выбрать необходимые мне по специальности. Один предмет был обязательный – горный немецкий язык. Все преподавалось на немецком. Я на лекциях конспектировал, а потом со словарем дома переводил. Скидок на незнание языка не делось, преподаватель со всеми работал одинаково. Сессия у них одна в году. Просто поделена на две части, между которыми три недели отдыха. Я тоже сдавал два экзамена. Главная трудность была для меня в том, что отвечать нужно было на немецком.

— Какие там преподаватели?

— Проверил: спросил немцев, а реально ли как-то «договориться» о сдаче экзамена или зачета. Они даже не понимают, о чем речь. Профессоры, которые там преподают, знамениты на всю страну, очень уважаемые люди. В Германии профессоры довольно богаты, у них огромные зарплаты. Поэтому директоры горных предприятий и компаний стремятся перейти на преподавательскую деятельность, так как это более доходно и престижно. Поэтому профессоры там больше практики, чем теоретики.

— А ты проходил практику?

— Да, в компании DMT, которая работает в сфере инженеринга и консалтинга. Это шестьсот специалистов разных специальностей – от геологов до финансистов, которые занимаются полной разработкой проектов предприятий. Они работали и в Кузбассе. Создавали проекты для компаний СУЭК, Евраз. Участвуют регулярно на нашей выставке «Уголь России и майнинг». В компании я был стажером при главном инженере проекта. Инженер сам с Украины, Артем Чайка. Но больше русскоязычных я там не встречал. Мне дали отдельный кабинет, компьютер. Был на разрезах в Кельне. Там добываю базальт, песок, строительный камень. Каменный уголь в Германии добывать не выгодно. Дешевле возить с Польши, Африки, Австралии. У них вся страна добывает всего угля 27 миллионов тонн угля в год. У нас два разреза такой объем могут выдать. На том разрезе, где я был, видел в работе роторные экскаваторы, самые большие в Европе. Они действуют не одним ковшом, а 18-тью, как конвейер. Каждый ковш – 7-8 кубометров объемом. Сам экскаватор просто огромен, как завод, этажей двенадцать. Человек по сравнению с ним совсем мал.

— Как работают, отдыхают немцы?

— Очень ответственно подходят к своей работе. На производстве они спокойны, никаких споров, повышенных тонов. Все регламентировано, рассчитано. Никаких авралов, как у нас. У них все распланировано. Не только в работе режим, но и в жизни. В воскресенье никто в Германии практически не работает. Стоят заводы, фабрики, разрезы. Работает только то, что по технологии требует непрерывного цикла. Закрыты магазины, кафе, кинотеатры. Это чисто семейный день. В девять вечера в любой день улицы уже пусты. Скучно живут немцы. Был как-то на немецкой дискотеке. Очень не понравилось. Русские даже более чистоплотны в этом отношении. А там бьют бутылки, обливаются пивом, в туалетах кошмар какой-то твориться. Маленькие помещения и слишком тесно. Другое дело на русских дискотеках. Чистота и порядок. Был даже в Дортмунде на самой крупной русской дискотеке в Европе. Там живая музыка, без фонограммы артисты работают.

— Помимо практики и учебы чем еще занимался?

— Играл за школу в футбол. Уровень условий для занятия спортом там на совсем другом уровне. Отлично оборудованный зал. Автоматизированный. Нажимаешь кнопку – выдвигаются футбольные ворота, другую – баскетбольные кольца. Футбольные поля с искусственным покрытием повсюду. Поле есть у любой команды. Особенно уделено внимание детскому спорту. В каждом городе есть скауты, которые отбирают талантливых детей для тренировок.

Путешествовал немного. Побывал в Голландии, Париже. В Амстердаме народ кишит. Велосипедов больше, чем автомобилей. Повсюду действительно курят и нюхают все подряд. Все легально. Но как-то вся суета эта не понравилась. Париж больше по душе пришелся. Красивая архитектура, приятные люди, интересная одежда. Почти нет бомжей, в отличие от Германии.

— Немцы известны, как хорошие пивовары…

— Это действительно так. Был в самом крупном пивном ресторане в Вуппертале.  Это четырехэтажное здание со своей пивоварней. Пиво варят прямо на заказ. Мы купили густое, нефильтрованное. Пить его нужно пока свежее. Через час оно «пропадет». Когда я попробовал там пиво, то понял, что пиво я ни разу не пил. Даже в магазинах бутылочное или разливное с нашим не сравнить. Цены вообще смешные. Ящик, то есть шесть бутылок по 0,5, пива Krombacher стоит 150 рублей. У нас в Новокузнецке баночка 0,33 такого пива стоит 120 рублей. Если учесть еще и уровень зарплат немцев, то пиво им почти ничего не стоит. А вот с питанием там нам не понравилось. Ходили в магазин, закупали продукты и готовили сами. Варили супы, жарили картошку. Потому что в их столовых мы есть не привыкли. Там нет первого или второго. Только гамбургеры, сосиски… Они это едят на завтрак, обед и ужин. Поражает, что на «парах» студенты могут спокойно есть гамбургеры, запивают кока-колой. Преподаватель рассказывает им материал, а народ жует.

— Как там с девушками?

— Плохо. Большинство немецких девушек не следят за своей фигурой. Поедание гамбургеров дает о себе знать. Действительно, лучшие девушки в России. А вот парни там в большинстве своем спортивные, подтянутые, натренированные.

— Желание остаться и не возвращаться не возникло в день отъезда?

— Нет. Я на самом деле соскучился по России, душа назад тянула. Как бы в Германии чисто и уютно не было, а дома лучше. Дома семья и любимая девушка.

— Что дали тебе эти полгода в другой стране?

— Посмотрел, как хорошо люди живут. Разница по уровню жизни между Россией и Германией огромна. Нужно стремиться сделать так, чтобы и у нас было комфортно и хорошо. Все-таки человек должен жить на родине. И еще я убедился, что приятных для себя людей можно найти в любой стране.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector