От демографии до модернизации

Накануне Дня шахтера Прокопьевск посетил председатель Российского профсоюза работников угольной промышленности, член Общественной палаты России Иван Мохначук.

Наш город этому человеку хорошо знаком. Он лично знает многих местных руководителей, как администрации города, так на угольных предприятиях. Искренне считает, что профсоюз угольщиков – флагман профсоюзного движения в России.

— На нас другие профсоюзы поглядывают, мол, угольщикам больше всех надо, пусть вперед и идут, — сказан на собрании профлидерам Прокопьевска. – Нас, действительно, изменения в законодательствах касаются более всего. Потому другие профсоюзы считают так – если угольщики свои инициативы смогут реализовать, преодолев препятствия и убедив чиновников, то и нам кое-что перепадет от этого. Если у них не получится, то это их проблемы.

Иван Иванович находка для журналиста. Имеет на все свой взгляд и свое мнение. Порой спорное, но интересное. Например, это касается оценки вклада крупного частного бизнеса в преодоление экономического кризиса.

— Не понятно, как можно благодарить работодателей, мол, они сохранили рабочие места, вложили деньги из своего кармана, — говорит Иван Мохначук. — Ведь есть данные, что за 2009 год фонд оплаты труда в России уменьшился на 5 млрд рублей, а представительские расходы компаний увеличились на 5,2 млрд рублей. То есть взяли из зарплат трудящихся и положили себе в карман. При этом 18 тысяч людей лишились работы. Какая тут помощь?

От себя бы я тоже добавил. Общеизвестно, о чем не раз говорилось по центральным телеканалам, что крупные компании получали от государства, то есть из наших налогов, финансовую помощь, чтобы сохранить производства и рабочие места. Но если посмотреть хотя бы журнал «Форбс», то мы увидим, что состояние наших «бедных» олигархов, которым шли деньги из бюджета во время кризиса, хорошенько поднабрали свой личный финансовый вес. При этом, рост зарплат и выплаты премий на их предприятиях простым рабочим были приостановлены. Не говоря уже о пусть и не массовых, но солидных сокращениях рабочих мест.

Росуглепроф
Росуглепроф

— Правительство часто говорит о том, что у нас малая производительность труда, — напомнил лидер Росуглепрофа. – Меня коробит, когда говорят, что наши люди работают меньше, чем их коллеги на Западе. Не правда! Наши люди работают больше. Плюс еще и более сообразительные и смекалистые. Но вы попробуйте столько накидать угля лопатой, скольком можно комбайном. Просто работодателям нужно вложить деньги во внедрение новых технологий, покупку нового оборудования. Пример — шахта «Котинская», там совершенно новые условия труда. Итог – производительность тысяча тонн угля на одного человека в месяц. Это на уровне мировых стандартов. Просто там денег не пожалели.

Вопрос аттестации рабочих мест Иван Мохначук напрямую увязал с демографической ситуацией в стране и модернизацией:

— В промышленных регионах падает рождаемость. Не потому, что в семьях не хотят детей, а потому что не могут завести по физиологическим причинам. И все больше по «вине» мужчин. В отличие от женщин, так уж психологически заложено, мужчины меньше заботятся и следят за своим здоровьем. Не проходят регулярно обследования у медиков. В итоге, даже через немного лет работы в шахте могут потерять репродуктивную способность. И все из-за условий труда. Через аттестацию рабочих мест можно изменить эту ситуацию. Регулярно проводить медицинские обследования и заставить работодателя минимизировать ущерб здоровью на вредных предприятиях. Те, кто тормозит работу в этом направлении, задаю вопрос – вы против модернизации? Удивляются – при чем тут модернизация? Отвечаю: если детей, внуков у нас не будет, то кому эта модернизация нужна, для кого ее делать, кто увидит ее плоды?

Отдельно было на встрече было сказано о возможном повышении пенсионного возраста.

— Во власти нам говорят, что пока повышения пенсионного возраста не будет, — рассказывает Иван Мохначук. — Здесь ключевое слово – «пока». Надо полагать, что после проведения выборов к этой теме вернутся. Я против повышения. И спрашиваю оппонентов: кто рожать будет? Опять недоумение – при чем тут рождаемость? Я поясняю. Например, я работодатель. Сегодня женщина уходит на пенсию в 55 лет. Мне нужно искать ей более молодую замену. Если она пойдет на пенсию на 8-10 лет позже, то я ее лучше оставлю работать. Во-первых, она опытный специалист, во-вторых, очень послушный исполнитель, выполнит любое, даже сумасбродное задание, так как боится в предпенсионный возраст оказаться без работы. Поэтому же ей и зарплату можно не повышать. А что делать молодежи? У нас и сейчас существует безработица. Официально у нас без работы 1,8 млн россиян. По данным Международной организации труда – 6 миллионов. В основном это молодежь. Особенно много среди них вернувшихся с армии парней. Что этот парень будет делать без работы? Куда толкнет его жизненная ситуация, умеющего владеть оружием? Девушки, не имея работы и мужа с хорошей зарплатой, не будут рожать.

Было бы понятно и разумно, если бы у нас в стране повышали пенсионный возраст, когда не хватает рабочих рук, необходимых для развития страны. Но ситуация совершенно иная. Ответ прост – причина в том, что нет денег в пенсионном фонде. Потому и хотят повысить пенсионный возраст. На вопрос – где взять деньги, есть простой ответ – воровать меньше надо. Даже по телевизору показывали, как президенту Дмитрию Медведеву докладывают – за 2010 год из казны путем махинаций в сфере госзакупок похищен один триллион рублей. А дефицит пенсионного фонда всего 700 миллиардов рублей. Вообще, денег навалом, нужно просто навести порядок в бюджете.

Иван Иванович сообщением об этом факте хищения одного триллиона рублей навел меня на некоторые размышления. То, что воры в тюрьму не сядут – это понятно. Мне даже не очень жалко, что кто-то разжирел на этом. Воровали у нас всегда. Здесь гораздо важнее другой аспект проблемы. На эти деньги должны были закупить какую-то продукцию, произведенную в нашей стране, на наших заводах и фабриках. Эти предприятия недополучили триллион рублей. На которые могли бы закупить новые станки, оборудование, повысить квалификацию кадров или нанять профессионалов более высокого уровня. То есть провести ту самую модернизации, о которой так много говорится. Мы и так отстаем на десятилетия от зарубежных конкурентов. Время убыстряется, технологии меняют мир и каждый год бездействия в модернизации превращается уже в два, три года дополнительного отставания.

В общероссийском масштабе это приближает катастрофу, когда мы действительно, кроме нефти и газа ничего предоставить на рынок ни себе, ни другим не сможем. Идет мировая экономическая война. Кто отстал, упал, того запинают, уберут как фигуру с шахматной доски мировой политики. Поэтому расхитители бюджета не просто воруют деньги, а уничтожают Россию как государство, лишают ее будущего. И это не какие-то чужие дяди в черных масках и со связкой отмычек, это вполне конкретные лица, приближенные к бюджетным потокам. В условиях экономической войны они не воры и не коррупционеры, которым обычно дают условные сроки. Это предатели Родины. При этом, история с гозакупками – одна из нескольких, связанных с утечкой денег из бюджета страны.

И все же на совещании были оглашены и положительные новости. Так, например, согласно долгосрочной Программе развития угольной до 2030 года, кстати, только в этом секторе промышленности существует программа на столь большой срок, объем добычи угля в России должен возрасти до 450-600 миллионов тонн в год. В зависимости от ситуации на рынке. Безусловно, много устаревших и нерентабельных шахт будет закрыто. Но взамен введут в строй современные угледобывающие предприятия с гораздо большими производственными мощностями.

— Но если в Прокопьевске не будет шахт, то нашим горнякам придется по несколько часов ехать к новым местам работы. Как тут быть? – задали профлидеру вопрос на собрании.

— Все диктует рынок, — ответил Иван Иванович. – Если уголь будет востребован, то работодатель и прямую дорогу построит от вашего дома к предприятию, и на «Мерседесы» шахтеров пересадит. У него другого выхода не будет.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector