Отголоски войны

Они повсюду в нашей стране. Совсем рядом с нами

В Кузбасс с рабочим визитом побывала делегация  Министерства здравоохранения Японии во главе со специалистом по работе с зарубежными странами Департамента социального благосостояния и помощи жертвам войны Конума Тоси. Сопровождал делегацию заместитель генерального директора Ассоциации «Военные мемориалы» Василий Толочко (г. Москва).

Членов японской делегации интересовали вопросы обеспечения сохранности захоронений останков японских военнопленных на территории региона. В кузбасской земле нашли последнее упокоение более 400 японских солдат. Японская сторона ведет большую работу по возращению их останков на родину. Посетила делегация и наш Прокопьевск. Для этого были основания.

— В 1993 году в прессу обратился местный житель, — рассказывает Геннадий Шабалин, полномочный представитель ассоциации «Военные мемориалы» по Кемеровской области. – Он рассказал, как во второй половине сороковых годов на пустыре в районе Красного горке захоронили примерно десять японских военнопленных. Мы эту информации передали нашему руководству, а чтобы указанное свидетелем место не было забыто установили памятный камень.

В холодный ветреный день октября мы выехали на это место, где уже велись раскопки. Японские сотрудники прокапывали шурфы в поисках захоронения. А заместитель генерального директора Ассоциации международного военно-мемориального сотрудничества «Военные мемориалы» Василий Толочко с видавшим видом щупом исследовал территорию.

— Здесь мы занимаемся поиском захоронения, — поясняет Василий Толочко. — К сожалению, это место ни в каких архивах не задокументировано, как захоронение японских военнопленных. Но есть информация от местных жителей, что похоронено порядка десяти человек. На территории Кемеровской области есть шесть мест, где захоронены японцы. Три из них уже эксгумированы и останки перевезены в Японию. Японское правительство финансирует эту деятельность и в перспективе они должны перевезти всех захороненных военнопленных соотечественников из России и других государств на родную землю. Такова их культура и обычаи. Это государственная политика Японии.

— Сколько всего, хотя бы примерно, захоронено на территории России военнопленных?

— Вы правильно сделали поправку – хотя бы примерно. Точных цифр, действительно нет. Официальных захоронений, в которых покоятся только военнопленные, то есть не те, кто погиб в бою, у нас на территории России 1.414. Точную цифру погребенных назвать невозможно. Но существуют примерные цифры: военнопленных немецкой армии захоронено 450 тысяч, 78.000 венгров, японцев – 45 тысяч, 40 тысяч румынских военнопленных. Есть и другие нации.

— Все ли государства так трепетно относятся к памяти своих погибших на чужбине воинах, как Япония?

— Далеко не все. В особенности Россия. Чтобы сохранить могилы наших бойцов в достойном виде в других странах и были заключены международные соглашения с двенадцатью странами. В обмен наша страна предоставила архивные данные, в которых указаны места захоронений иностранных военнопленных. Что касается перезахоронений, то только Италия, как и Япония массово эксгумирует своих погибших и перевозит на родину. Здесь у каждой страны свой подход к этому делу. Например, Венгрия установила 392 памятника на нашей территории своим погребенным соотечественникам. А Германия всего 120. Казалось бы, почему так, ведь немцев здесь похоронено больше, захоронений тоже больше? Но дело в том, что немцы полностью и капитально обустраивают кладбища, постепенно. Кроме того, немецкая сторона куда больше внимания уделяет боевым захоронениям, а не могилам военнопленных. По оценкам Германии на территории России покоится около двух миллионов погибших бойцов и военнопленных. Их просто нереально всех эксгумировать и перезахоронить на родине.

— Есть ли в России регион, где нет захоронений военнопленных?

— Пожалуй, нет. Везде, где после войны жили люди, где что-то строили или восстанавливали, использовался труд военнопленных. И без жертв не обходилось, как и в минное время.

Отголоски войны
Отголоски войны

Обращаемся к японцам. Руководитель группы Конума Тоси на холодном ветру, кидающем редкие снежинки, держится молодцом. Без шапки, перчаток. Словно погода ему нипочем. В отличии от закутанной во все теплое дрожащей от холода переводчицы японки. Нам, журналистам, даже стало ее жалко. Из последних сил держится, но переводит.

— Перед нами задача – перезахоронить всех погибших на чужбине японцев, — говорит Конума Тоси. — Эту работу финансирует правительство. Мы уже вывезли 18 тысяч погибших. Работаем на основе данных российских архивов. У нас тоже есть архивы, в которых указывается, какой воин в каком отряде, где воевал и мог попасть с плен. Это помогает нам найти родственников умерших. Сравнивая наши данные и российские, мы находим несовпадения. По нашим данным в России погибло на 11 тысяч японцев больше, чем по российским. Предстоит большая работа, чтобы отыскать их места захоронения. Возможно, необходимые нам данные хранятся в региональных архивах. Но доступ к ним можно получить только через Москву.

Через несколько часов поиски увенчались успехом. Один из шурфов вскрыл могилу. Взору предстал череп, видны контуры того, что когда-то было гробом. Фотографировать японская делегация запретила, не положено по их культурным традициям европейцам фотографировать останки японца. Хотя, это еще нужно установить. Предстоит работа по выяснению – чьи же останки найдены? Действительно ли военнопленного из страны восходящего солнца? Этим по регламенту займется японская сторона.

Война давно закончилась. Но ее отголоски с нами. Даже там, где не было линии фронта Совсем рядом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector