Профессия шахтера

Хмурится майское небо, моросит мелкий дождь. По своему, пусть и небогатому, опыту знаю, что даже такое не солнечное небо после нескольких часов труда под землей увидеть в радость.

Мы с фотокорреспондентом ждем, когда из выработок шахты имени Ворошилова после очередной смены на поверхность поднимутся шахтеры проходческого участка № 4. Участок особый. Задачи перед этим коллективом ставятся нелегкие, но шесть лет подряд шахтеры участка выполняют и перевыполняют производственные задания. Так по итогам 2008 года при плане в 973 метра, фактически пройдено 1173 метра, что составляет 120,6% от плана. За первый квартал 2009 года при плане 197 метров по факту выщло 206. Опять перевыполнение. Как признают коллеги, в этих успехах есть немалая заслуга полного кавалера знака «Шахтерская слава», бригадира участка Сергея Александровича Долгова. Вот с ним мы и хотим побеседовать об обычном для нашего города тяжелом шахтерском труде.

Группами шахтеры выходят на-гора. А четвертого участка все нет и нет. «Наши» вышли в числе последних. Познакомились с бригадиром, договорились встретиться позже на участке. Как и любого шахтера, Сергея Александровича после мойки признал я не сразу. Пришлось, так сказать, познакомиться еще раз.

Судьба у Сергея Долгова самая распространенная среди прокопчан. Закончил школу, отслужил в армии, в 80-ом вернулся домой. По совету-наказу отца шахтера пошел работать на шахту «Красный углекоп», одну из лучших в городе в то время.

— Раньше было проще, — вспоминает Сергей. – Месяц отучился на курсах и уже можешь полноценно работать. А сейчас по полгода учат… Но я скажу так: можно и по году учить, но если человек не хочет или не может учиться, то и после такой «учебы» толку не будет.

Зарплаты в те советские времена у шахтеров были неплохие, отношение к их профессии – достойное. За пятнадцать лет на «Углекопе» сложилась дружная профессиональная бригада проходчиков, в которой и трудился Сергей. Разведанных запасов угля на шахте хватало на многие годы вперед. Но в стране затеяли реструктуризацию угольной отрасли и у кого-то «на верху» «Красный углекоп» впал в немилость. Мол, работает предприятие плохо. А просто в те годы добытый уголь пропадал неизвестно куда, как и миллиардные транши Международного валютного фонда. Так же после закрытия шахты было разворовано оборудование, техника предприятия. Больно это было осознавать, хотя костяк ударной бригады уже трудился на шахте имени Ворошилова. Лучших специалистов сюда переманил директор шахты Ярослав Лаврентьев, бывший руководитель «Красного Углекопа».

Шахтер
Шахтер

Здесь, на «Ворошиловке», Сергей Долгов за годы работы получил полный комплект знаков «Шахтерской славы». Но к своим наградам он относится довольно спокойно, не зря коллеги его наделили характеристикой – «характер нордический».

— Просто честно работал, — говорит Сергей. – Выполняли и перевыполняли план. Вот раньше награды давали всем, кто заслужил. Сейчас у людей заслуг не меньше, чем раньше, а вот награждают почему-то очень редко. Вообще, все, кто отпахал под землей лет под двадцать, заслужили свои награды. Работа очень трудная.

Как мне пояснили на четвертом участке, особо она трудна именно на их фронте работ – на проходке выработок вертикального направления скатов. Практически все приходится делать вручную, на жилах своих вытягивать работу.

— Даже вот с других участков к нам придут поработать и уже чрез месяц-другой уходят, — поясняют мне. – Потому что тяжело очень. А  у нас уже привычка выработалась за годы. Двух-трех тонные вагоны толкаем. Все лопатой грузим. Тут у нас даже молодые не задерживаются.

Но все же есть в бригаде и свой молодежный резерв. Есть! Это те, кто остается и тянется за опытными шахтерами участка, такими как Колосовских, Бабаев, Зимаев…

Не только производственные победы были на счету бригады. Пришлось и седых волос прибавить от трагедий.

—  По большому счету самого меня беда миновала, — говорит бригадир. – А вот четыре года назад потерял в шахте племянника. Он у меня в бригаде работал. Мы тогда в одной смене были. Скат «сел», внезапное обрушение. И его завалило. Но как-то мы уже привыкли считать, что это кому Бог сколько отмерил жить. Хоть где и кем ты работай.

Я заметил, что такое философское отношение к своей опасной профессии жизненно необходимо для шахтера. Как бы это прямо не звучало, но без этого просто невозможно работать.

— Кризис как-то отразился на работе? – спрашиваю о всепроникающей теме.

— Немного снабжение начало ухудшаться. Не глобально, но чувствуется, — соглашаются шахтеры бригады. — Но объем работ не уменьшился у нас, план нам не снизили. Значит, работа будет, шахта будет жить. Бригада наша будет дальше трудиться.

Вообще, в бригаде особый микроклимат сложился.

— Раньше встречались и после работы, в футбол играли, — вспоминают горняки. —  А сейчас нас меньше осталось от прежнего костяка бригады. Да и годы не те. Многим уже за пятьдесят лет перевалило. Но силы для работы есть. Да и привычка берет свое. Два дня дома поотдыхаешь, и уже как-то не так себя чувствуешь. С мужиками своими тянет поговорить. Шахта давно уже стала вторым домом.

Жизнь продолжается. У Сергея Александровича двое почти взрослых детей. Дочь Елена учится на специалиста в сфере транспорта. Своего сына, Владимира, герой нашего рассказа с первого класса приучил к футболу. Теперь «наследник» учится на последнем курсе в КемГУ. В будущем — тренер по футболу.

— Гордость за свою работу есть, — признает Сергей Долгов. — Сейчас шахтеров начали вновь более-менее ценить. А в девяностые куда поедешь, так стыдно было сказать, что шахтер. Нищими нас считали. Задержки огромные были по зарплате… Вспоминать даже тяжело. Сегодня намного лучше дела обстоят, несмотря на какой-то там кризис. Работаешь хорошо – деньги будут.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector