Угольное братство

2 июня в Новокузнецке стартовала специализированная выставка «Уголь России и Майнинг», ныне широко известная не только в России, но и по всему миру.

Эта выставка, организованная ЗАО «Кузбасская ярмарка», проходит уже в 16 раз. За эти годы она стала самой главной выставкой в России для всех, кто связан с угольной промышленностью. Постоянные участники не только отечественные производители, но и иностранные фирмы. В этом году на выставке представлены более 300 российских и 130 зарубежных экспонентов: учреждений, холдингов, компаний, крупных мировых производителей горно-шахтного оборудования из семнадцати стран мира.

Во время этой выставке даже сам Новокузнецк становится несколько иным. Гостиницы переполнены и машин больше обычного. Еще бы, ведь по статистике в выставке за все дни ее работы примут участие более двадцати тысяч человек.

Экспозиция «Уголь России и Майнинг — 2009», общей площадью более 20 тыс. кв.м., расположилась на Площади общественных мероприятий. Четыре огромных павильона, все свободное пространство между ними занято уличными экспозициями. Но даже при таком размахе свободное место трудно отыскать. Повсюду техника, горно-шахтное оборудование, стенды и множество людей за ноутбуками. Под открытым небом громоздятся механизированные крепи, гигантские экскаваторы. Здесь и там слышна иностранная речь. Дефилируют девушки модельной внешности, рекламируя предприятия. За столиками обсуждается будущее многомиллионных контрактов. Снуют представители СМИ с фотоаппаратами, камерами и блокнотами, в том числе и корреспонденты «Шахтерской правды». Люди, люди, люди. И всех связывает одно – уголь. Словно какое-то братство, некая каста, все как бы свои, не смотря на разницу в должности и национальности.

Уголь России и Майнинг

А сколько здесь происходит приятных встреч! Угольщиков порой судьба раскидывает по всему миру. Вроде работали на одной шахте, а потом, глядишь, один в начальниках в угольной компании, другой – представитель крупной корпорации. Но тут, на выставке, их судьба снова сводит вместе.

Хотя и потеряться здесь недолго. И найти кого-то конкретно тоже непросто. По выданной организаторами карте (!) мы начали искать экспонентов-прокопчан. Не сразу, но нашли. Первыми, почти случайно, нам встретились представители подшипникового завода. Их мы и расспросили о том, что они привезли на выставку.

— Мы всегда поставляли потребителям только подшипниковую продукцию, — говорит Виктор Гордеев, заместитель генерального директора ООО «НПО ПШПЗ». — Но спрос на подшипник снизился. Мы подумали и перешли на горную тематику. И теперь выпускаем дополнительно составные опорные ролики для ленточных конвейеров. Таких ни у кого нет. Это наша разработка. Ролик полимерно-металлический, поэтому он не повреждает ленту конвейера.

Давние участники «Уголь России и Майнинг» предприятия, входящие в состав НПО «Развитие». Их светотехника уже широко известна. Каждый год постоянные участники выставки обязательно приходят посмотреть на стенд этого НПО. И очень разочаровываются, если нет чего-то новенького и удивительного. В прочем разочаровываться приходится не часто. Вот и в этот раз «Развитие» порадовало всех новинками.

— Мы прошлись по выставке посмотрели продукцию наших конкурентов. Скажу так: у нас лучше и дешевле, — доходчиво объяснил мне ситуацию Антон Трунов, заместитель директора специального конструкторского бюро НПО «Развитие». – Простой пример: электровозная фара. У конкурентов ее можно купить за 28.000 тысяч рублей. Наша светит дальше. При этом стоит 7.700 рублей. Плюс мы даем пять лет гарантийного ремонта. Настолько уверены в своей продукции. При этом пять лет – это минимум., на само деле наши фары будут работать гораздо дольше. У нашей продукции есть замечательная «защита от дураков». Лампы не перегорят при перенапряжении, а просто отключатся.

Четвертый год в выставке принимает участие прокопьевский завод ЗАО «Автосельхозснаб». Предлагают угольщикам свою продукцию – анкерные крепи и подшипники.

— Здесь мы находим новые связи, расширяем торговые контакты, — говорит главный инженер завода Николай Моргунов. —  Узнаем, что нужно потребителям и разрабатываем новые виды продукции. Выпускаем импортозамещающую продукцию. Наш козырь — высокое качество при низкой себестоимости. Поэтому мы можем конкурировать с иностранными производителями. Анкерные гайки у нас закупают достаточно крупные кузбасские предприятия. Конечно, кризис нас тоже коснулся. Но есть выход: расширение номенклатуры, участие в выставках и поиск новых партнеров. Участие во всех предыдущих выставках нам приносило ощутимую пользу. Надеемся, что так будет и в этот раз.

Кризис, действительно, коснулся всех. Сколько ни ходил, а среди экспонентов угледобывающих предприятий не нашел. Хотя ранее они всегда пользовались возможностью продемонстрировать свои успехи в добыче угля. Ныне представители угольных компаний посещали выставку чисто для переговоров и заключения контрактов.

Я уже семь лет с удовольствием посещаю эту выставку. Такое впечатление, что только здесь можно пощупать пульс угольной промышленности всего мира. Здесь понимаешь, что не только Кузбасс добывает уголь и живет углем.

О том, как кризис коснулся наших угольщиков, мы все знаем. А что же происходит там, в дальнем зарубежье? На выставке есть прекрасная возможность из первых уст узнать новости.

Первыми мне попались англичане. Увидев у меня на бэйдже надпись «PRESSA» один из англичан широко улыбнулся, протянул руку для пожатия и представился: Стив.

— Игорь, — немного растерянно, но так же просто представился я. И сразу перешел к делу. – Как кризис сказался на угольной промышленности Англии?

— Последние пару лет у нас в угольной промышленности был подъем, — по-русски ответил мой новый знакомый, Стивен Клейтон, управляющий директор компания «PROMTEX». — У нас рабочая сила стоит очень до-о-орого, поэтому у нас особый стиль. Работа на эффективность.

— То есть производительность и эффективность?

Стив что-то переспросил по-английски у коллеги и стал пояснять:

— К примеру, на английской шахте «Солсбери» в году добывают полтора миллиона тонн угля. И на все смены, на все службы приходится 350 человек. Это за счет механизации, за счет подземного видеонаблюдения. Наши коллеги из Украины и России очень удивились, что у нас на одну смену на обслуживание шахты нужно всего 3-4 электрика. Это благодаря технологиям. Другой аспект – эффективность. Весь полученный метан у нас сжигают и получают электроэнергию. Только на данной шахте это экономит примерно шесть миллионов фунтов или десять миллионов долларов в год. Поэтому у нас выгодно добывать уголь. Но при условии: небольшое число задействованных людей и использование всех ресурсов, в том числе и сжигание метана. Поэтому, не смотря на кризис, в Англии производство угля сегодня все равно повышается. Импортный уголь слишком дорог. Шахты не стоят, и лишнего угля нет. Теплостанция купит местный уголь, если он стоит не больше, чем импортный. Все диктует рынок. Чисто конкурентная основа.  Сейчас английским шахтам нет никакого государственного субсидирования. А вот в России и Украине чувствуется, что кризис есть. Но мы уверены, что здесь у нас для сотрудничества большие перспективы уже в ближайшем будущем

Следующие на очереди оказались поляки.

— Естественно, кризис наблюдается во всем мире, в том числе и в Польше, — констатирует факт Ян Давидовски, коммерческий директор АО «Польские горные машины». — К счастью, он не затрагивает в такой сильной степени рабочие ресурсы. Он выразился в ограничении планируемых инвестиционных ресурсов в угледобывающей промышленности. Пострадали все понемногу, но в большей степени Россия. Ваша страна являлась очень большим нашим заказчиком. Стараемся идти на встречу российским заказчикам, отрабатываем новые схемы финансирования.

— А почему пострадала больше всех Россия?

— Это вопрос политический. Мы знаем не понаслышке, что есть план у вашего государства по поддержке системообразующих предприятий, который был опубликован не так давно. Мы все его читали. Но финансирование этих предприятий не реализуется должным образом, насколько мне известно. Вопрос по тарифам на грузоперевозки угля тоже повис. Вот это влияет на вашу промышленность.

— Но надежда на решение этих проблем есть?

— Конечно! Поэтому мы здесь.

Пытался найти китайских производителей продукции для горнодобывающей промышленности. Пусть и частично я выяснил мнение Запада. А что думает Восток? Но лица восточной национальности так быстро передвигались по выставке, что остановить их было проблематично. В прочем, и бессмысленно. Допустим, дерну я за рукав китайца, что уже может в рамках его культуры оказаться неприемлемым, и как я ему объясню, что ищу представительство его предприятия? На пальцах? Но искать – это наша работа.

Нашел. Павильон Чайна  Чжэнчжоу Коул Майнинг Машинери. Тыкаю пальцев в свой бейдж на груди, где понятно написано для всех «PRESSA». Мол, с кем могу поговорить. Китайцы охотно выявляют желание побеседовать. Задаю вопрос о кризисе. Сразу замахали руками и сказали: это вопрос к нашему генеральному секретарю. Впрочем, потом разговорились и сказали, что объемы производства механизированной крепи в компании растут. Весь уголь внутри страны находит спрос. Кризиса нет.

Но где же наши давние партнеры немцы. Подходил к их стенду несколько раз, но тот, кто уполномочен говорить с прессой, все время отсутствовал. Но я его нашел в кафе. Побеседовали неформально, не представляясь официально.

— Конечно! Нет у них кризиса! – посмеялся над китайцами немец. – Они считают, что если о проблеме в газетах не писать, то проблема решится. Проблемы сейчас есть у всех. Но мы, производители шахтного оборудования, видим будущее для себя в России. Здесь огромные запасы угля на небольшой глубине. И наша техника рано или поздно будет востребована. Главное не совершить ошибки, которую некоторые ранее допускали и в Европе. Ни в коем случае нельзя закрывать и затапливать шахты. Это очень дорого обойдется в будущем.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector