Языковая личность в деловом тексте XVIII века: к постановке проблемы

Историческая языковая личность, субъект речи,  деловой текст XVIII в., прагматика текста, концепт

Одно из проявлений современного антропоцентрического подхода к исследованию языка заключается в воссоздании речевого портрета говорящего, поскольку «язык считается главной конституирующей характеристикой человека, его важнейшей составляющей» [Маслова 2001: 8]. Проблема  языковой личности на материале художественных текстов рассмотрена в работах Ю.Н. Караулова [2007], Л.Н. Чурилиной [2006], О.В. Федотовой [2007] и др. Комплексный подход к анализу диалектной языковой личности представлен в монографиях В.Д. Лютиковой [1999], Е.В. Иванцовой [2002]. Попытки восстановить «историческую» языковую личность в разных аспектах предприняты в работах Н.А. Бурмакиной [2007], Т.В. Кортава [2007], Н.В. Меркуловой [2007] и др. Собирательный образ языковой личности заводовладельца А.Н. Демидова в условиях формирования норм русского литературного языка охарактеризован в исследовании Е.Н. Ивановой [2008]. Интерес к исторической языковой личности вызван стремлением современных исследователей не только глубже понять отдельные исторические факты, события, участниками которых были конкретные лица, но и воссоздать целостный образ человека определенной эпохи. Попытка реконструировать речевой портрет исторической личности помогает проследить динамику развития языка.

Проблема рассмотрения конкретной языковой личности в историческом деловом тексте XVIII в. заключается в его полисубъектной организации, так как в процессе создания документа участвовали несколько лиц (писец, канцелярист, секретарь), действия которых регулировались, как правило, высшим должностным лицом (например, воеводой, губернатором) или частным лицом (например, заводовладельцем Н.А. Демидовым).

Языковая личность
Языковая личность

Материалом для исследования являются частно-деловые письма заводчика Н.А. Демидова, младшего сына А.Н. Демидова, в Нижнетагильскую заводскую контору (1774 – 1777 гг.), предоставленные в наше распоряжение доктором исторических наук А.С. Черкасовой. В большинстве писем есть только подпись Н.А. Демидова, следовательно, мы можем говорить об участии в процессе создания текста как минимум двух субъектов речи: субъекта устной речи (Sb1) и субъекта письменной речи (Sb2). Цель настоящего исследования – определить экстралингвистические и лингвистические критерии, позволяющие разграничить индивидуальное проявление языковой личности (субъекта речи в конкретном тексте) и общее, привносимое в текст определенным формуляром документа. Задача исследования – проследить, как языковая личность Н.А. Демидова выражается в тексте документа. Для решения задачи мы обратились к ставшему классическим подходу к рассмотрению языковой личности в монографии Ю.Н. Караулова «Русский язык и языковая личность». Он выделяет три уровня языковой личности: 1) семантико-строевой – описание лексико-грамматических особенностей текстов; 2) лингво-когнитивный – уровень мыслей, представлений человека о мире, выражающийся посредством выбора того или иного слова, обобщенного понятия, крупного концепта; 3) прагматический (мотивационный) – выявление и характеристика  внутренних установок, намерений, мотивов и целей говорящего при создании текста [Караулов 2007: 37, 43].

Выражениt языковой личности говорящего (Sb1) представлено в таких текстовых категориях, как оценочность и тональность (основное содержание которой в деловом тексте – волеизъявление), например: «того ради Нижнотагильской моей канторе, получа сие, изъ`слесарныхъ подмастерьевъ выбрать слесарное мастерство достаточно знающаго, полутче и`попроворнЬе изъ холостыхъ и`с`первою оказиею прислать сюда не`замешкавъ для исправления в`здешнемъ моемъ домЬ разныхъ слесарныхъ поделокъ, снабдя ево всем и`инструментом». Оценочная позиция Sb1 является следствием его положительного или отрицательного отношения к объекту оценки – мастерству, поведению служащих, исполнению ими порученного дела.

На когнитивном уровне языковая личность Н.А Демидова выражается в реализации концептов польза (выгода) и недостаток (убыток), связанных с главным делом  заводчика – производством, поставкой и продажей железа: «Однако`жъ сию соразмерность постаратца увидеть, что от`чего выгоднЬе произойдетъ <…> и`что по`натуралности полезнЬе найдетца, о`томъ съ`яснымъ показаниемъ выгодъ и`убытковъ каждого из`оныхъ разположениевъ прислать ко мне свое мнение».

Прагматический уровень языковой личности Н.А. Демидова проявляется в тематике (поставка и продажа железа, отправка военных снарядов, оружия, выплата денег по векселю, обучение учеников слесарному мастерству, прибавка семейным служителям жалованья и др.) и волеизъявительной установке писем. Примеры: «я лутче желаю наградить исправныхъ немногихъ, протчие`жъ пускай сыскивать будутъ свое пропитание от`заводскихъ работъ»; «из`посланнаго`жъ в`Адмиралтейскую коллегию от`якорнаго мастера г[о]с[по]д[и]на Скоробогатова репорта, которым изясня онъ справедливо и`явственно все бывшия там приключения, за`что ево от`меня весма поблагодарить».

Представляется, что пишущий (Sb2) может проявляться как языковая личность только на строевом уровне: в процессе создания текста частично влияет на его грамматическую структуру, о чем, например, свидетельствуют варианты окончаний имен прилагательных в формах   м. р. род. п. –аго/-ого (-ово) (четвертнаго тонкого железа, никакова известия, от знания людскова). Кроме того, в тексте отражаются орфографические особенности писца: написание а вместо о (кантора, сорак, канфуз/конфуз, камисариат), е вместо а (тритцеть), -тца (стараетца, исправитца, присылаютца). Среди представленных в тексте орфоэпических черт следует отметить ассимиляцию по глухости / звонкости (зделать, книшка, прозба, збор, произходит, х которому), произношение фонем <сч>, <зч> как долго мягкого ш [ш’] (щет, прикащик, ращет, сщисление), фонем <щ>, <ч> как долгого твердого ш [ш] (винтовошнова пороха, лавошному сиделцу, лакировшик) и др.

При воссоздании исторической языковой личности современному исследователю необходимо учитывать следующие экстралингвистические факторы: 1) хронологический – удаленность исследователя, который только пытается приблизиться к пониманию языка, образа человека XVIII века, во времени; 2) культурный – разный уровень знаний, представлений о мире человека XVIII и XXI вв.; 3) возрастной; 4) (возможный) гендерный. Следует помнить, что при анализе скорописных текстов XVIII в. осуществляется диалог двух эпох и языковая личность исследователя предпринимает попытки приблизиться к пониманию языковой личности прошлого через призму собственного мышления.

Трудность разграничения языковых средств, принадлежащих разным субъектам речи, заключается в переплетении их в тексте. Для выявления индивидуальных особенностей конкретной языковой личности в деловом тексте необходимо:

1) изучить совокупность текстов, созданных ею. Только на достаточно объемном историческом материале можно выделить индивидуальные особенности речи говорящего;

2) выявить степень участия субъектов речи в составлении документа, проявляющуюся через палеографический анализ скорописных текстов, отбор языковых средств. Процесс отбора языковых средств в деловом тексте может быть восстановлен через анализ правки текста, исправлений, внесенных в него другим почерком: вставок на полях, зачеркиваний слова (текста), вписываний над строкой слова (группы слов);

3) определить влияние жанровых особенностей документов на степень выражения авторской свободы;

4) установить речевые намерения говорящего.

Таким образом, применительно к исторической языковой личности существует система ограничений на ее изучение, представленных как лингвистическими, так и экстралингвистическими факторами.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Бурмакина 2007 – Бурмакина Н.А. Лингвокогинитивный и прагматический уровни языковой личности А.П. Степанова: Дис. … канд. филол. наук. – Красноярск, 2007.
  2. Иванова 2008 – Иванова Е.Н. Языковая личность в условиях формирования норм русского литературного языка (первая половина XVIII века). На материале писем и распоряжений А.Н. Демидова: АКД. – Екатеринбург, 2008. 18 с.
  3. Иванцова 2002 – Иванцова Е.В. Феномен диалектной языковой личности. – Томск: Изд-во Том. ун-та, 2002. 312 с.
  4. Караулов 2007 – Караулов Ю.Н. Русский язык и языковая личность. – М.: Издательство ЛКИ, 2007. 264 с.
  5. Кортава 2007 – Кортава Т.В. Языковая личность Аввакума «как целостный феномен» // Русский язык: исторические судьбы и современность: III Международный конгресс исследователей русского языка. Труды и материалы. – М., 2007. С. 67.
  6. Лютикова 1999 – Лютикова В.Д. Языковая личность идиолект. – Тюмень: Изд-во Тюм. гос. ун-та, 1999. 188 с.
  7. Маслова 2001 – Маслова В.А. Лингвокультурология: Учеб. пособие. – М.: «Академия», 2001. 208 с.
  8. Меркулова 2006 – Меркулова Н.В. Вербализаторы концептов «время» и «мятеж» в следственном деле Емельяна Пугачева как материал для воссоздания языковой личности последней трети XVIII века: АКД. – Челябинск, 2006. 21 с.
  9. Чурилина 2006 – Чурилина Л.Н. «Языковая личность» в художественном тексте. – М.: Флинта: Наука, 2006. 240 с.
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector